16 Tons

«Шестнадцать (грёбаных) тонн»

█▓▒░ «Sixteen (Fuckin') Tons»: В контексте истории и культуры
Непубличная страница о легендарной песне История, мифы, кавер-версии.


На данный момент в архиве свыше 700 версий «Sixteen Tons», выходивших в разное время на виниле и CD, а также всевозможных французских, немецких, испанских, итальянских, португальских, бельгийских, польских, финских, норвежских, шведских, сербских, чешских, венгерских, бразильских, мексиканских, китайских, японских и прочих интерпретаций, фантазий «на тему», пародий и откровенного глума, — все в одном месте. В хронологическом порядке. С комментариями. Обновляется-дополняется — по мере возможности.



...Гулкие звуки долетели из горловины шахты. Заскрежетали блоки. Тихо прокатилась ржавая вагонетка. Восковой узник приник к решетке тюрьмы и глухо проговорил: — «I sold my soul in the company store...» ©

16 Tons

Юрий Слезкин. СССР как коммунальная квартира #1

Советская национальная политика формулировалась и осуществлялась националистами. Ленинский тезис о реальности наций и «национальных прав» был одним из самых долговечных в его карьере; ленинская теория благотворного национализма легла в основу Союза ССР; а ленинская политика «национального строительства» обернулась необыкновенно успешной государственной кампанией по риторическому слиянию языка, «культуры», территории и «коренизованной» бюрократии. Ленинская гвардия рьяно равнялась на вождя (Н.И.Бухарин, к примеру, окончательно перешел от космополитизма к нерусскому национализму в 1923 году), но подлинным «отцом народов» (хотя и не всех народов и не на все времена) стал И.В.Сталин. «Великий перелом» 1928-1932 гг. обернулся самым экстравагантным прославлением этнического плюрализма из всех, что когда-либо финансировались государством. «Великое отступление» середины 1930-х гг. сузило круг «цветущих национальностей», но призвало к более интенсивному культивированию тех из них, которые обильно плодоносили. И наконец, за Великой Отечественной войной последовало официальное разъяснение, что класс вторичен по отношению к национальности, и что поддержка национализма как такового (а не только русского национализма и «национально-освободительного движения») является священным принципом марксизма-ленинизма.

Если такое изложение событий звучит странно, так это потому, что большинство летописцев советской национальной политики разделяли веру Ленина и Сталина в особые национальные права; хвалили их за энергичное продвижение национальных кадров и национальных культур; бранили за нарушение их собственного (не говоря уж о вильсоновском) принципа права наций на самоопределение и исходили из того, что «буржуазный национализм», с которым воевали большевики, действительно равен культу культурной и политической автономии, который «буржуазные ученые» называли национализмом. Нерусский национализм казался таким естественным, а русская версия марксистского универсализма — такой русской и такой универсальной, что многие ученые не замечали хронической этнофилии советской власти, воспринимали ее как должное или объясняли ее как следствие лживости, слабости или глупости режима.

Данное эссе является попыткой признать серьезность борьбы большевиков за этническую обособленность. Последовательные противники прав личности, они решительно и вполне сознательно отстаивали коллективные права, не всегда совпадавшие с правами пролетариата. «Первое в истории государство рабочих и крестьян» стало первым в истории государством, которое узаконило этнотерриториальный федерализм, классифицировало всех граждан в соответствии с их биологической национальностью и формально предписало политику правительственного предпочтения по этническому признаку. Как писал И.Варейкис в 1924 году, СССР — это коммунальная квартира, в которой «национальные государственные единицы, отдельные республики и автономные области» представляют собой «отдельные комнаты». Замечательно, что коммунист-квартировладелец честно укреплял большинство перегородок и не уставал славить обособленность наряду с коммунальностью.

«Нация, — писал Сталин в своем первом научном труде, — есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Накануне первой мировой войны это определение было не особенно спорным среди социалистов. Существовали разные мнения о происхождении наций, будущем национализма, характере докапиталистических национальностей, исторической судьбе национальных государств и сравнительных достоинствах «характерных признаков» наций, но все молчаливо исходили из того, что человечество состоит из более или менее стабильных Schprachnationen, спаянных общим прошлым. Язык и история (она же Schicksalgemeinschaft — и причина, и следствие языкового единства) так или иначе присутствовали во всех разговорах об этнической общности, но и другие, менее очевидные части сталинской формулировки никому не казались эксцентричными. Отто Бауэр, который попытался отделить национальность от территории, исходил из того, что «общность судьбы» — это судьба физического сообщества. Роза Люксембург, которая утверждала, что «принцип национальности» противоречит логике капитализма, считала крупные, «хищные» национальные государства главными инструментами экономического роста. А Ленин, который отвергал идею «национальной культуры», без видимого смущения говорил об особом характере, интересах и ответственности «грузин», «украинцев» и «великороссов». Нации были вредоносными и недолговечными, но они были, и с ними приходилось считаться.

А это, с точки зрения Ленина и Сталина, означало, что у наций есть права. «Нация может устроиться по своему желанию. Она имеет право устроить свою жизнь на началах автономии. Она имеет право вступить с другими нациями в федеративные отношения. Она имеет право совершенно отделиться. Нация суверенна, и все нации равноправны». Не все нации были равного размера: существовали малые нации и большие (а значит, «великодержавные») нации. Не все нации были равны по степени своего развития: существовали «отсталые» нации (очевидный оксюморон в сталинской терминологии) и «цивилизованные». Не все нации имели одну и ту же экономическую (а значит, классовую и моральную) сущность: некоторые из них были «угнетателями», а некоторые — «угнетенными». Но все нации — да и все «народности» независимо от степени их «отсталости» — были равны, потому что они были равным образом суверенны.

Вопрос о том, какой класс и при каких обстоятельствах мог потребовать национального самоопределения, был предметом жарких и, в конечном счете, бессмысленных споров: тем более жарких и бессмысленных, что большинство народов Российской Империи не очень далеко продвинулись по пути капиталистического развития и, таким образом, не были нациями в марксистском понимании этого слова. Столь же бескомпромиссной и безрезультатной была борьба Ленина за политическое значение «национального самоопределения» и его предсмертная распря со Сталиным из-за формы советской федерации. В конечном счете, гораздо более «исторической» оказалась совместная борьба Ленина и Сталина за строго территориальное понимание автономии, которую они вели против Бунда и Бауэра и которая кончилась после 1917 года победой обеих сторон (советский федерализм сочетал национальный принцип с территориальным и, по крайней мере в первые двадцать лет, гарантировал культурные права различным диаспорическим остаткам). Наиболее примечательной особенностью этой войны было утверждение, редко оспаривавшееся и до и после 1917 года, что все территориальные границы могут быть описаны как либо «средневековые», либо «современные», причем современность понималась как демократия (границы «сообразно симпатиям населения»), а демократия неизбежно вела к «возможно большему единству национального состава населения». Границы социалистического государства будут «определяться демократически, то есть согласно воле и «симпатиям» населения», и какая-то часть этих симпатий будет этнического происхождения. Если от этого расплодятся «национальные меньшинства», то и их равные права будут гарантированы. А если равноправие и экономическая целесообразность потребуют создания бесчисленных «автономных национальных округов» «хотя бы самой небольшой величины», то такие районы будут созданы и по возможности соединены «с соседними округами разных размеров».

Но зачем было создавать социалистические этнотерриториальные автономии, если почти все социалисты считали, что федерализм является «мещанским идеалом», что «национальная культура» есть буржуазная фикция, и что ассимиляция — это прогрессивный процесс вытеснения «подвижным пролетарием» «тупого», «медвежьи дикого» «заскорузлого» крестьянина, «приросшего к своей куче навоза» и почитаемого по этой самой причине злокозненными любителями национальной культуры? Во-первых, потому что ленинский социализм не рос на деревьях. Чтобы вызвать его к жизни, ленинские социалисты должны были «проповедовать на всех языках, «приноровляясь» ко всем местным и национальным особенностям». Им требовались национальные языки, национальные предметы и национальные учителя («даже одному грузинскому ребенку»), чтобы «полемизировать с «родной» буржуазией, пропагандировать антиклерикальные или антибуржуазные идеи» и изгнать вирус национализма из незрелого пролетария и из собственного сознания. Подобное миссионерство сильно напоминало «систему Ильминского», сформулированную в Казани в дни ленинской юности. «Только родной язык, — утверждал Н.И.Ильминский, — может подлинно, а не поверхностно направить народ по пути христианства». Только родной язык, писал Сталин в 1913 году, может сделать возможным «полное развитие духовных дарований татарского или еврейского рабочего». Обе теории обращения иноверцев рассматривали «родной язык» как вполне прозрачный проводник апостольского послания. В отличие от более «консервативных» миссионеров, которые считали культуру интегральным целым и настаивали на том, что для победы над «чужой верой» необходимо «вести борьбу… с чужой национальностью, с правами, привычками и всею обстановкою обыденной жизни инородцев», казанские реформаторы и отцы-основатели советской национальной политики полагали, что между национальностью и верой нет ничего общего. По Ленину, в марксистских школах должны преподаваться одни и те же марксистские предметы независимо от языка-посредника. Реальность национальной культуры заключалась в языке и кое-каких элементах «обыденной жизни»: национальность была формой. «Национальная форма» была приемлема, поскольку национального содержания в природе не существовало.

Другой причиной терпимости Ленина и Сталина по отношению к национализму (т.е. вере в то, что этнические границы онтологически объективны, преимущественно территориальны, а значит, по праву политизированы) было различие, которое они проводили между национализмом угнетателей и национализмом угнетенных. Первый, известный под именем «великодержавного шовинизма», был беспричинно зловредным; второй был законным, хотя и временным. Первый был следствием случайного превосходства в росте; второй был реакцией против преследования и дискриминации. Первый мог быть ликвидирован после победы пролетариата посредством самодисциплины и самоочищения; второй должен был быть излечен при помощи заботы и такта. В этом смысле лозунги национального самоопределения и экстерриториальной автономии были жестом раскаяния. Они ничего не стоили и чрезвычайно много значили, ибо относились к «форме». «Меньшинство недовольно не отсутствием [экстратерриториального] национального союза, а отсутствием права родного языка. Дайте ему право пользоваться родным языком, — и недовольство пройдет». Чем большим количеством прав и возможностей располагает данное национальное меньшинство, тем больше «доверия» оно будет испытывать по отношению к пролетариату бывшей великодержавной нации. Подлинное равенство «формы» обнаружит историческую обусловленность национализма и базовое единство классового содержания.

«Перестроив капитализм в социализм, — писал Ленин, — пролетариат создает возможность полного устранения национального гнета; эта возможность превратится в действительность «только» — «только!» — при полном проведении демократии во всех областях, вплоть до определения границ государства сообразно «симпатиям» населения. вплоть до полной свободы отделения. На этой базе, в свою очередь, разовьется практически абсолютное устранение малейших национальных трений, малейшего национального недоверия, создается ускоренное сближение и слияние наций, которое завершится отмиранием государства».

«Практика» революции и гражданской войны никак не изменила этой программы. Первые декреты большевистского правительства называли победоносные массы «народами» и «нациями», наделяли их «правами», провозглашали их равенство, гарантировали их суверенитет посредством этнотерриториальной федерации и права на отделение, поощряли «свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп» и торжествено обещали уважать национальные верования, обычаи и институты. К концу войны потребность в местных союзниках и признание существующих (часто этнических) территориальных единиц способствовали утверждению этого принципа в деле создания юридически оформленных (и все более этнических) советских республик, автономных республик, автономных областей и трудовых коммун. Некоторые автономии были автономнее других, но «национальный» стандарт оставался нерушимым. «Многие из этих народов не имеют ничего общего между собою, разве только то, что раньше они были в пределах одной Российской Империи, а теперь революция их совместно освободила, но никакой внутренней связи между ними нет». Согласно ленинскому парадоксу. путь к полному единству содержания лежал через растущее разнообразие формы. «Насаждая национальную культуру» и создавая национальные территории, национальные школы, национальные языки и национальные кадры, большевики намеревались преодолеть национальное недоверие и обратиться к национальной аудитории. «Мы идем вам на помощь при ваших условиях развить свой бурятский, вотский и т.п. язык и культуру, ибо таким путем вы скорее приобщитесь к общечеловеческой культуре, к революции, к коммунизму».

Многим коммунистам все это казалось странным. Разве нации не распадаются на классы? Разве интересы пролетариата не превыше интересов национальной (т.е. националистической) буржуазии? Разве пролетариям всех стран не пора соединяться? И разве трудящимся молодой советской республики не следует соединяться с особым рвением? Весной 1918 года М.И.Лацис напал на «абсурд федерализма» и предупредил, что «плодить республики» для таких «неразвитых народностей» как татары и белорусы является делом «более чем опасным». Зимой 1919 года А.А.Иоффе предостерег против растущих национальных аппетитов и призвал «положить конец сепаратизму «буферных» республик». Весной 1919 года на VIII съезде партии Н.И.Бухарин и Г.Л.Пятаков объявили войну лозунгу национального самоопределения и вытекавшему из него главенству национального принципа над классовым.

Ответ Ленина был столь же страстным, сколь привычным. Во-первых, нации существуют «объективно». «Если мы скажем, что не признаем никакой финляндской нации, а только трудящиеся массы, — это будет пустяковеннейшей вещью. Не признавать того, что есть — нельзя: оно само заставит себя признать». Во-вторых, бывшие угнетатели должны завоевать доверие бывших угнетенных: «Башкиры имеют недоверие к великороссам, потому что великороссы более культурны и использовали свою культурность, чтобы башкир грабить. Поэтому в этих глухих местах имя великоросса для башкир значит «угнетатель», «мошенник». Надо с этим считаться, надо с этим бороться. Но ведь это — длительная вещь. Ведь этого никаким декретом не устранишь. В этом мы должны быть более осторожны. Осторожность особенно нужна со стороны такой нации, как великорусская, которая вызвала к себе во всех других нациях бешеную ненависть, и только теперь мы научились это исправлять, да и то плохо».

«Отсталые» нации не достигли еще «дифференциации пролетариата от буржуазных элементов», а потому продолжали находиться «всецело в подчинении своих мулл». Однако в силу их общего угнетенного положения, все они являлись пролетариями по отношению к более «культурным» нациям. При империализме как высшей и последней стадии капитализма колониальные народы превратились во всемирный эквивалент западного рабочего класса. В условиях диктатуры (русского) пролетариата они будут объектом особой заботы до тех пор, пока экономические и психологические раны колониализма не будут залечены. А пока этого не произошло, нации будут равны классам.

Ленин проиграл спор, но выиграл голосование, потому что, по словам М.П.Томского, среди делегатов не было «ни одного человека, который сказал бы, что самоопределение наций… является нормальным и желательным», но было достаточно много людей, которые считали это зло «неизбежным». Гонка за национальным статусом и этнотерриториальным признанием возобновилась с прежней силой. Кряшены нуждались в особой административной единице, потому что они отличались от татар платьем, алфавитом и словарным запасом. Чуваши нуждались в особой административной единице, потому что они были бедны и не говорили по-русски. Якутам полагалось собственное правительство, потому что они проживали компактно и были готовы к самоуправлению. «Примитивным племенам», жившим по соседству с якутами, полагалось собственное правительство, потому что они проживали рассеянно и не были готовы к самоуправлению. Эстонские переселенцы в Сибири имели литературную традицию и нуждались в особой бюрократии, которая снабжала бы их газетами. Угроязычные аборигены Сибири не имели литературной традиции и нуждались в «самостоятельном управлении», которое стремилось бы «влить в эту темную массу луч просвещения и культивировать их быт жизни» Местные интеллигенты, чиновники Народного комиссариата по делам национальностей, «инородческие конференции» и петроградские этнографы требовали административной автономии, должностей и финансирования (для себя и своих протеже). Получив автономию, они требовали новых должностей и нового финансирования.

Финансирования не хватало, но должностей и областей становилось все больше. Кроме этнических территорий с разветвленными бюрократиями и образованием на «родном языке», существовали национальные единицы внутри национальных единиц, национальные секции в партийных ячейках, национальные отделы в местных Советах и национальные квоты в учебных заведениях. В 1921 году поляки получили 154 000 новых книг на родном языке, а полупризнанные кряшены получили десять; Коммунистическая партия Азербайджана включала в себя иранскую, немецкую, греческую и еврейскую секции; в состав Народного комиссариата просвещения в Москве входило 14 национальных бюро; и 103 местные партийные организации в Советской России должны были вести делопроизводство по-эстонски.

Некоторые сомнения оставались. Один чиновник Наркомнаца утверждал, что языковое самоутверждение не вполне подходит «для национальностей молодых, отсталых и вкрапленных в море какой-нибудь широко развитой культуры». А следовательно, «стремление во что бы то ни стало консервировать и развивать свой родной язык до бесконечности, лишь бы получилась стройная, геометрически-завершенная система народного образования на одном языке, — безжизненно и не считается со всей сложностью и многообразием социально-культурной организации современной эпохи». Другие считали, что так как смысл современной эпохи в первую очередь заключается в рационализации экономики, то этнические единицы должны уступить место научно выверенным экономическим образованиям, сформированным на базе природного, промышленного и коммерческого единства. Если военные округа могут игнорировать национальные границы, то почему народно-хозяйственные структуры должны поступать иначе?

Подобные аргументы были не просто отвергнуты. После 1922 года они стали идеологически некорректными. Ленинская страсть, сталинская бюрократия, традиция партийных постановлений и интересы быстро «плодящихся» этнических институтов слились в «национальный вопрос» с настолько очевидным ответом, что когда Х съезд партии формально подтвердил курс на политизацию национальности, никто не назвал это неизбежным злом (не говоря уже о буржуазном национализме). Десятому съезду — и лично товарищу Сталину удалось соединить ленинские темы национального угнетения и колониального освобождения, отождествить национальную проблему с проблемой отсталости и свести все вопросы и все ответы к стройной оппозиции: «великоросс — не великоросс». Великороссы представляли передовую, ранее господствовавшую нацию и нередко грешили этническим высокомерием и бестактностью в форме «великодержавного шовинизма». Все остальные являлись жертвами поощрявшихся царизмом отсталости и «некультурности», а потому испытывали особые трудности в деле реализации революционных завоеваний и иногда поддавались соблазну «местного национализма». В сталинской формулировке «суть национального вопроса в Р.С.Ф.С.Р. состоит в том, чтобы уничтожить ту отсталость (хозяйственную, политическую, культурную) национальностей, которую они унаследовали от прошлого, чтобы дать возможность отсталым народам догнать центральную Россию и в государственном, и в культурном, и в хозяйственном отношениях». Для достижения этой цели партия должна была помочь им: «а) развить и укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих национальному облику этих народов; б) поставить у себя действующие на народном языке суд, администрацию, органы власти, составленные из людей местных, знающих быт и психологию местного населения; в) развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке».

Российской Федерации полагалось иметь столько более или менее автономных национальных государств, сколько в ней национальностей (не наций!). Кочевникам возвращались казачьи земли, а «национальным меньшинствам», вкрапленным в чужеродные этнические массивы, было гарантировано «свободное национальное развитие» (немыслимое без собственной территории). Причем для Сталина подобный триумф этничности был одновременно и движущей силой и неизбежным следствием прогресса. С одной стороны, «свободное национальное развитие» было обязательным условием победы над отсталостью. С другой стороны, «нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы. Лет 40 тому назад Рига представляла собой немецкий город, но так как города растут за счет деревень, а деревня является хранительницей национальности, то теперь Рига — чисто латышский город. Лет 50 тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же самое будет с Белоруссией, в городах которой все еще преобладают не-белорусы». По мере того как это будет происходить, партия будет все активнее заниматься национальным строительством, ибо «для коммунистической работы в городе нужно будет близко подойти к новому пролетарию-белорусу на его родном языке».

Сколь бы «диалектичной» ни была логика официальной политики, практическая ее реализация была достаточно последовательной и, к 1921 году, уже вполне устоялась. В каком-то смысле введение новой экономической политики равнялось «снижению» всех остальных областей государственной активности до уровня давно уже нэпманизованного национального вопроса. Нэп представлял собой временное примирение с «отсталостью» в виде крестьян, торговцев, женщин и нерусских народностей. Существовали, среди прочего, специальные женотделы, еврейские секции и комитеты содействия народностям северных окраин. Отсталость постоянно множилась, и каждый пережиток требовал особого подхода, основанного на понимании «специфических особенностей» и готовности к доброжелательной снисходительности. Конечной целью было упразднение всех видов отсталости (а следовательно, всех значимых различий), но достижение этой цели откладывалось на неопределенный срок. Попытки искусственно ускорить темпы были так же «опасны» и «утопичны», как и поведение тех «весьма развитых и сознательных» товарищей из Средней Азии, которые наивно недоумевали: «Что же это такое, в самом деле, без конца плодить и плодить отдельные автономии?». На что партия отвечала туманно, но твердо: потому что это необходимо — необходимо для преодоления «экономической и культурной отсталости народов Средней Азии, различий их хозяйственного уклада, бытовых отличий, которые являются особенно важными в жизни наций, не достигших развития капитализма, различий языка». Пока продолжался переходный период, национальное строительство было делом похвальным.

За одним исключением. Существовал один важный пережиток прошлого, который не обладал независимой ценностью и который следовало терпеть без мягкости и использовать без удовольствия. Это был русский крестьянин. Нэповская «смычка» города с деревней походила на временный союз диктатуры пролетариата с другими отсталыми группами, но ее сущность определялась иначе. «Крестьянская стихия» была агрессивной, зловещей и заразной. Никто не исходил из того, что она диалектически отомрет в результате интенсивного развития, потому что упрямо «сонный» русский крестьянин был не способен к развитию как крестьянин (его отличие от других касалось не формы, а содержания). Отождествив национальность с уровнем развития и разделив население страны на русских и нерусских, Х съезд признал и узаконил это различие. Русская национальность была развитой, господствующей, а значит лишенной содержания. Русская территория была не маркирована и по существу состояла из земель, не востребованных другими народностями («националами»). Возражения со стороны А.И.Микояна, что все это выглядит слишком опрятно, «что Азербейджан [sic!] в некоторых отношениях выше русских провинций», и что армянская буржуазия не слабее других в деле распространения империализма, были отвергнуты и Сталиным, и съездом.

«Последний бой Ленина» на национальном фронте никак не отразился на официальном курсе. Раздраженный «велокорусским шовинизмом» И.В.Сталина, Ф.Э.Дзержинского и Г.К.Орджоникидзе, больной вождь снова прописал старое лекарство. «Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации… должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически». А это требовало все больше «уступчивости и мягкости» по отношению к «-‘обиженным» националам», больше сознательных (а значит, не шовинистических) пролетариев в аппарате, больше упора на широкое использование местных языков.

В апреле 1923 года XII съезд партии подтвердил и старую стратегию, и новые темпы (единственным делегатом, поставившим под сомнение ортодоксию национального строительства, был некий «рядовой рабочий, токарь по металлу», который робко упомянул марксовых родных пролетариев, но был призван к порядку Г.Е.Зиновьевым. Крайние мнения представляли Сталин, который утверждал, что великорусский шовинизм является главной опасностью, и Бухарин, который настаивал, что он является единственой опасностью. Решения вопросов национального представительства и этнотерриториальной федерации могли быть разными, но принцип ленинской национальной политики оставался неизменным. (Сталинский план «автономизации» призывал к усилению централизации «во всем основном», но признавал очевидным, что такие неосновные вещи. как язык и «культура», должны находиться в ведении «действительной внутренней автономии республик»). Даже шумное «грузинское дело» не добавило ничего нового: «обиженные националы» жаловались на бестактность, а «великодержавные шовинисты» указывали на господство грузинского языка и блестящие успехи преимущественного выдвижения обиженных националов (согласно Орджоникидзе, на долю грузин, составлявших 25% населения республики, приходилось 43% депутатов тифлисского горсовета, 75% городского исполкома, 91% президиума исполкома и 100%о республиканского Совнаркома и Центрального Комитета партии).

Единственное теоретическое новшество, прозвучавшее на Съезде, не обсуждалось как таковое и оказалось недолговечным: защищаясь от ленинских эпистолярных обвинений, Сталин вернулся к старой позиции Микояна и попытался лишить русских монополии на империализм и переосмыслить «местный национализм» как великодержавный шовинизм местного значения. Грузины угнетали абхазцев и осетин, азербайджанцы обижали армян, узбеки игнорировали туркмен и т.д. Главным аргументом Сталина против выхода Грузии из Закавказской Федерации было обвинение грузинского руководства в организации кампании по депортации армян — для того, чтобы «превратить Тифлис в настоящую грузинскую столицу». Из этого следовало, что идея украинизации Киева и белорусификации Минска тоже не была бесспорной, но большинство делегатов либо не поняли Сталина, либо предпочли его не услышать. Великодержавный шовинизм оставался русской прерогативой, местный национализм по-прежнему должен был быть антирусским, чтобы быть «опасностью» (не главной, но достаточно опасной для провинившихся), а национальные территории по праву принадлежали тем национальностям, чьи имена носили.

Но что такое национальность? Накануне Февральской революции единственной формальной характеристикой всех подданных Российской Империи было вероисповедание, причем как русская национальная идентичность, так и царская династическая легитимность были связаны с православием. Не все подданные царя и не все православные были русскими, но по негласному общему правилу все русские должны были быть православными подданными православного царя. Неправославные могли служить российскому императору, но не располагали иммунитетом против спорадических попыток обращения их в православие и не обладали равными правами в случае смешанных браков. Некоторые неправославные официально именовались «инородцами», но этот термин, этимологически указывавший на генетическое отличие, обычно употреблялся в смысле «нехристианский» или «примитивный». Последние два понятия отражали до- и после-петровские представления о природе чуждости и к началу двадцатого века часто оказывались взаимозаменяемыми. Новокрещенные общности обыкновенно оставались слишком «отсталыми», чтобы считаться подлинно православными, а все официальные инородцы формально подразделялись согласно вероисповеданию («магометанин», «ламаист») или «образу жизни» («оседлые», «кочевые», «бродячие»). В связи с попытками растущей системы государственного образования охватить «восточных инородцев» и контролировать (и русифицировать) самостоятельные образовательные учреждения нерусских народов империи, «родной язык» также стал политически значимой, хотя и не вполне этнической, категорией. В начале века в России существовали статистические национальности, националистические партии и «национальные вопросы», но не существовало официального взгляда на то, из чего складывается национальность...

При Временном правительстве национальный вопрос переместился вглубь материка, и новой Комиссии было поручено изучить население всей России, а не одних только пограничных областей. С приходом к власти большевиков «вся сущность политики… по национальному вопросу» свелась к совпадению «этнографических границ… с административными», а это означало, что большей части российской территории предстояло превратиться в пограничные области, а большей части этнографов предстояло стать администраторами.

Времени на обсуждение терминологии не было. Инородцев и православных сменила недифференцированная коллекция народов, народностей, национальностей, наций и племен, причем никто толком не знал, насколько долговечными (а значит, территориально оправданными) были различные группы. Глава кавказского отделения Комиссии Н.Я.Марр, например, считал национальность слишком неустойчивым и сложным понятием, чтобы его можно было втиснуть «в рамки примитивного территориального разграничения», но изо всех сил старался добраться до «этнической первобытности» и «действительного племенного состава».

Самым распространенным «показателем племенного состава» был язык. Партийные идеологи провозглашали «образование на родном языке» стержнем своей национальной политики; наркомпросовские чиновники исходили из «лингвистического определения национальной культуры»; а этнографы привычно считали язык наиболее надежным (хотя и не универсальным) индикатором этнической принадлежности. Так, Е.Ф.Карский, автор «Этнографической карты Белорусского племени», использовал «материнский язык» в качестве «исключительного признака» этнического разграничения и заключил, не без логической шероховатости, что белорусскоязычные литовцы должны считаться белорусами. Из тех же лингвистических соображений среднеазиатские сарты были ликвидированы как народность, различные памирские группы стали таджиками, а термин «узбек» был радикально переосмыслен на предмет включения в него всех тюркоязычных жителей Самарканда, Ташкента и Бухары. Однако одного языка явно не хватало, и в перепись 1926 года вошли две неравные категории «язык» и «национальность», из сопоставления которых следовало, что большое количество людей не говорило на своем «родном языке». Этнографы считали таких людей «денационализованными», а партийные функционеры и местные интеллигенты — не вполне легитимными; предполагалось, что русскоязычные украинцы и украиноязычные молдаване должны будут выучить свой «материнский язык» независимо от того, говорили ли на нем их матери.

Юрий Слезкин. СССР как коммунальная квартира, или как социалистическое государство развивало этнический партикуляризм (Slavic Review, Vol.53, No.2, Summer 1994, 414—452, русский перевод, 2001).

16 Tons

The Redskins



Redskins, одна из самых оригинальных и скандальных групп Мелкобритании 80-х, своей непреклонной политической позицией пробудившая в то время сознание многих на борьбу против антисоциальной политики правительства Тэтчер.

В 1981 году Крис Дин (вокал, гитара), который под ником «X. Moore» писал статьи для журнала New Musical Express, создал совместно с Ником Кингом (барабаны) свою первую группу «No Swastikas». Позднее к ним присоединился Мартин Хьюз (бас, вокал), известный также как Мартин Боттомли. Крис и Мартин были членами троцкистской Социалистической Рабочей Партии (SWP). В марте 1982 группа переехала в Лондон и сменила название на «Красных Скинов». Официальный дебют состоялся в финале неофициального концерта, который The Jam устроили в грязном общественном зале неподалеку от Лондонского моста для участников 5-дневного марша протеста «Право на работу».

Хотя скинхеды в то время в общественном сознании прочно ассоциировались с крайними правыми, Крис Дин отмечал: «Всегда было ошибкой считать, что все скинхеды — правые. Это не так. Достаточно взглянуть на аудиторию группы Specials, к примеру, или Madness. Там было много анти-расистских скинхедов, и левых скинхедов, и скинхедов-социалистов. Название Redskins пошло от группы скинхедов из Шеффилда, которые были членами Коммунистической партии. Большинство же молодых левых было из троцкистских организаций или из Лейбористской партии. Теперь кажется удивительным, что все эти шеффилдские скинхеды были в Коммунистической партии. Часть их была из Лейбористской партии, а часть — из Социалистической рабочей партии. Там всегда были левые скинхеды. У большинства рабочей молодёжи нет сильных расистских убеждений, есть только сильная правая пропаганда. Если тебя постоянно пичкают правыми идеями, то это не может не сказаться на твоём сознании...»

В том же 1982-м на лейбле CNT вышел первый сингл группы — «Лев Бронштейн» / «Крестьянская армия», посвященный тов. Троцкому (активисты SWP разделяли мнение Льва Давидовича о том, что тов. Сталин предал революцию, построив государственно-бюрократический капитализм). Когда известный британский радиоведущий Джон Пил услышал пластинку новой группы, он пригласил пацанов в свою программу на Radio One. Запись проводилась 9 октября 1982 года, а 20 октября она уже вышла в эфир. The Redskins сыграли четыре песни: «Объединяйтесь!», «Блюз Красных забастовщиков (Красные бьют Синих)», «Сноси статуи!» и «Крестьянская армия». Здесь группа впервые использовала духовые инструменты. Выступление стало очень популярным, и повторялось затем в радиоэфире еще семь раз, а в 1987 компания Strange Fruit Records выпустила его в виде 12" мини-альбома.

Следующий сингл «Положись на Меня!» / «Объединяйтесь!» вышел в 1983 году. Журнал New Musical Express назвал его «Песней любви к солидарности рабочих» и признал лучшим синглом года. «Положись на Меня!» принес «Красным Скинам» еще большую популярность, и в начале 1984 года они подписали контракт с Decca Records.

В начале марта 1984 года правительство Тэтчер объявило о необходимости модернизации, реструктуризации и приватизации горнодобывающей отрасли по многочисленным просьбам трудящихся, закрытии нерентабельных государственных шахт и увольнении в течение года 20 тысяч шахтёров, не вписавшихся в рынок. В ответ на это мелкобританские «гномики» из Национального союза горняков объявили о начале общенациональной забастовки. События развивались стремительно — в течении недели стачка охватила практически всю страну, позднее к шахтерам присоединились металлурги и работники транспорта.

Когда Redskins только начинали, все их призывы к объединению, забастовкам, разговоры о «кризисе капитализма» для многих звучали анахронизмом. Но, как выяснилось, слова Криса Дина оказались пророческими: «Есть большая вероятность, что через два-три года всплеск активности среди рабочих вызовет кризис, у правящего класса возникнут проблемы. Мы можем выйти из него полностью разбитыми и побежденными. Противостояние неизбежно, но результат — непредсказуем...». И когда началась забастовка шахтеров, Redskins сделали это ключевой темой своих выступлений. 10 июня 1984 года, во время выступления группы на большом бесплатном концерте под открытым небом «Jobs For A Change Festival» в Саут-Бэнк, организованном «левым» Советом Большого Лондона (GLC), несколько десятков активистов из право-радикального Национального Фронта, вооруженных арматурой и велосипедными цепями, напали на зрителей и ворвались на сцену, пытаясь сорвать концерт. Это массовое столкновение между «правыми» и «левыми» имело большой резонанс.

Позднее Крис Дин вспоминал: «Когда на нас напали, ситуация была очень опасной. Все, что им нужно было сделать, — это сорвать 3-4 концерта подряд, разгромить их. Даже если бы им не удалось этого сделать, даже если бы мы были готовы, промоутеры больше не стали бы с нами работать, говоря: «От Краснокожих слишком много проблем». Они хотели прикончить нас. Я не думаю, что они оценивали нас как политических конкурентов. Они оценивали нас как поп-группу. Фантастически трудно быть одновременно революционером и музыкантом, потому что во многом эти две вещи просто противоречат друг другу. То, о чем мы говорили долгое время, — противоречия становятся все более острыми. Вполне возможно, что наступит момент, когда мы должны будем выбирать...»

Их первый сингл на Decca «Продолжай продолжать! (Умри на ногах)» / «16 тонн (Уголь, а не пособие по безработице)» / «Блюз Красных забастовщиков» вышел в октябре и стал для многих настоящим гимном. К тому времени забастовка шахтёров достигла критической отметки. Тэтчер отказалась принять условия бастующих и сравнила забастовку с войной на Фолклендах, случившейся за два года до этого: «Нам пришлось бороться с врагом за пределами страны, на Фолклендских островах. Но мы всегда должны помнить о врагах внутри страны, с которыми бороться значительно труднее, и которые представляют бо́льшую опасность...» За первые три месяца забастовки было арестовано 3.282 человека — каждые 20 минут арестовывали одного шахтера. На заседании Правительства всерьез рассматривался вопрос об объявлении чрезвычайного положения в мятежных районах Йоркшира, Шотландии, Южного Уэльса, Северо-Восточной Англии и Кента и о привлечении армейских подразделений.

Выступление группы 9 ноября 1984 года в популярном музыкальном телешоу The Tube, через восемь месяцев после начала забастовки, закончилось очередным скандалом. Redskins начали выступление с песни «Держись!», а перед следующей песней («Продолжай продолжать!»), специально написанной в знак солидарности с горняками, Крис Дин объявил: «Между тем шахтеры Дарема бастуют уже 35 недель!», и пригласил на сцену забастовщика Нормана Страйка, который намеревался произнести речь об арестованных и погибших во время стачки, но зрители так и не услышали, что он говорил, так как продюсеры канала потребовали отключить микрофоны в студии.

Следующий сингл «Разбей! (Эту Безумную Хреновину)» вышел в марте 1985 года и был приурочен к вынужденному окончанию 12-месячной забастовки горняков, закончившейся поражением — самый влиятельный профсоюз Мелкобритании был разгромлен, было арестовано 11.291 человек, около 9.000 бастующих уволены, от 150 до 200 получили реальные тюремные сроки за раскачивание хрупкой лодочки британской стабильности, а безработица в некоторых шахтерских городках достигла 50%. Во время записи этого сингла драммер Ник Кинг ушел из группы, поэтому в конце записи на барабанах играл уже Стив Уайт из The Style Council. Позднее его заменил Пол Хукхэм из The Woodentops.

Ненависть — это хорошо,
Но ненависть должна быть организованной.
Мы можем говорить о массовых беспорядках,
Коктейлях Молотова и революции целыми днями,
Но если мы не сможем организоваться,
То так и потратитм нашу жизнь на песни протеста.
Хватит романтизировать пустопорожний треп —
Это просто проклятие,
Революционная ситуация не проявится сама по себе,
Для начала мы все должны организоваться!
(Песня «Unionise», 1985)

В ноябре 1985-го группа организовала 12-дневный тур Kick Over Apartheid и одновременно планировала выпустить сингл «Сноси статуи!», а весь авторский гонорар от продажи передать A.N.C. и Конгрессу Южноафриканских Профсоюзов. Поскольку компания Decca отказалась выпускать пластинку на таких условиях. Redskins пришлось украсть из студии мастер-ленту и выпустить сингл на независимом лейбле Abstract. Чтобы избежать судебного преследования, название группы с обложки было удалено.

Шестой сингл, «Власть ваша», вышедший в феврале 1986-го, представлял собой полный ярости взгляд на прошедшие забастовки шахтеров, задавленных, но не побежденных. Он же стал и первым треком на их долгожданном и единственном альбоме «Ни Вашингтон, ни Москва... (Но международный социализм)» (лозунг SWP), который вышел через месяц.

К концу 1986 года противоречия между требованиями коммерческой музыкальной индустрии и социалистическими идеями достигли своего пика, и после прощального концертного тура по Европе — выступления на фестивале в Бельгии, пяти концертов в Италии, два из которых на фестивалях, организованных коммунистической газетой L'Unita, и заключительного концерта в Мюнхене 15 сентября, Redskins объявили о своем расформировании. Вопреки сплетням, в группе по этому поводу не было раскола, но в последнем своем интервью 1986 года Крис Дин временами казался деморализованным: «После забастовки шахтеров у нас произошел небольшой кризис, когда мы увидели, как снижается наша аудитория — тысячи во время забастовки, а сейчас не более 500-600. Были и некоторые проблемы с лейблом, продвижением и так далее. Но бо́льшая часть проблем была следствием окончания забастовки. В течении года, во время забастовки, я никогда не задумывался: «Что мы делаем?» Стало очевидно, что теперь все будет совсем по-другому... Становилось все сложнее быть членом Социалистической Рабочей Партии и Redskins. Группа уже стала неактуальной, устарела, вышла за рамки политической реальности Великобритании 1986 года. Мы становились все больше рок-н-ролльными, чем политическими... У людей была романтическая идея о том, что музыка способна изменить мир, что музыка сама по себе имеет какую-то силу, и тому подобные нелепости, но это не так. Только когда она совмещена с политической борьбой, как это было во время шахтёрской забастовки, музыка начинает что-то значить... В наше время пропаганда должна быть очень чёткой и специфичной. Не мы выбираем время, когда рабочий класс активно борется. Сейчас, когда борьба поутихла, Redskins — это просто абстрактная пропаганда. Это — как выстрелы в темноте...»

После себя Redskins оставили долг в £136.000 фунтов стерлингов и нереализованную мечту о революции без изменений (как они ее понимали). Мартин Хьюз в дальнейшем работал курьером, играл в группе Raj & The Magitones, которая выпустила одну песню «Этот забавный старый мир» на сборнике «The Rise Of The Phoenix. Artists Against The Poll Tax», а позднее преподавал музыку в колледже. Пол Хукхэм присоединился к электронной фолк-команде Barely Works. Что касается Криса Дина, то после распада Redskins он вышел из Социалистической Рабочей Партии, собрал новую группу под названием P-Mod, с которой записал в студии пару демо-треков, затем появился в студенческой версии пьесы Тревора Гриффитса «Oi For England» в лондонской Центральной школе речи и драмы, после чего исчез где-то во Франции. С конца восьмидесятых о нем почти ничего не известно, хотя слухов бродит предостаточно. То, что является неизменным во всех этих историях, — то, что он вернулся в родной город Йорк, где ведет тихую размеренную жизнь отшельника вместе со своей мамой. Сознательный это выбор, или вынужденный, мы вряд ли когда-либо узнаем. Веб-сайт Redskins не обновлялся с 2006 года, единственное, что по-прежнему добавляется, это случайные комментарии со всего мира в гостевой книге. Слоган сайта — «Воспоминания о прошедших годах, разбитые надежды и мечта, которая умерла»...

В 1995-м вышел альбом «Live» — запись «Концерта против апартеида», проходившего 13 декабря 1985 года в Polytechnic Of Central London (ныне Вестминстерский университет). В 2010 году ограниченным тиражом вышел сборник «Эпилог», стремящийся заполнить пробелы в истории группы — тщательно собранные басистом Thee Strawberry Mynde Марком «Базза» Барреттом, давним поклонником Redskins, ранние синглы, выходившие на CNT, концертные записи, демо-версии и треки «докраснокожей» панк-группы Криса Дина и Ника Кинга «No Swastikas». © MobyGrape

Синглы и EPs:
1982 Lev Bronstein (7", Single, CNT)
1983 Lean On Me! (7", Single, CNT)
1984 Keep On Keepin On! (12", Maxi-Single, Decca)
1985 Bring It Down (This Insane Thing) (7", Single, Decca)
1985 Kick Over The Statues! (7", Single, Abstract Dance)
1986 The Power Is Yours (12", Single, Decca)
1986 It Can Be Done (7", Single, Decca) No.
1987 The Peel Sessions (12", EP, Strange Fruit, запись: октябрь, 1982)

Альбомы:
1986 Neither Washington Nor Moscow (Decca)
1995 Live (Dojo Limited, запись Anti-Apartheid Concert, 13 декабря 1985 года)
2010 Epilogue (Insurgence, сборник ранних синглов и демо-версий)

«Враги — внутри страны!» Выступление Маргарет Тэтчер в Палате Общин 19 июля 1984 года
Интервью Redskins журналу «Bloodred», 1986
Интервью бывшего басиста Redskins Мартина Хьюза, 2003
Трагическая тайна The Redskins, или Нет социализма в наше время, 2008
Ретроспективная статья «Into the light: The Redskins» в журнале «A Fine Lung», 2010

Struggling For Soul-cialism. Обзор ретроспективного альбома Redskins «Эпилог», 2010
Colin Revolting вспоминает, как он стал революционером, и какую роль в этом процессе сыграла музыка Redskins, 2017
Музыка как сила перемен: интервью с Мартином Хьюзом из Redskins, 2018

16 Tons

Вячеслав Матузов: Горбачев — пешка в плане по развалу СССР

Как троцкизм ликвидировал государство Ленина и Сталина? Что связывает Коминтерн, Международный отдел ЦК и КГБ? Причем здесь Питовранов, Андропов и Примаков? Интервью EADaily известного советского дипломата, арабиста Вячеслава Матузова

— Какими вопросами Вы занимались в Международном отделе ЦК КПСС?

— Мой рабочий день начинался в 9 утра. Первые 2−3 часа я читал шифротелеграммы в специальной комнате. Мне выносили все, что касалось моей тематики из ГРУ, Генштаба, МИД и КГБ. В каждом посольстве ведомства имели своих шифровальщиков. Люди работали высокопрофессиональные.

Я с 1974 по 1988 год занимался Ливаном. В эти годы там шла гражданская война, и в ее эпицентре оказались те партии, с которыми КПСС сотрудничала. Например, Ливанская коммунистическая партия, Прогрессивно-социалистическая партия во главе с Камалем Джумблатом, а после 1977 года — во главе с его сыном Валидом Джумблатом. Плюс в зону моей ответственности входили отношения с палестинскими партиями. С Ясиром Арафатом и другими политиками, входящими в Организацию освобождения Палестины (ООП).

КПСС часто обвиняли в поддержке террористов, но это неправда. Мы жестко соблюдали грань между террористами и национально-патриотическими силами, которые боролись против империализма. Если малейшая палестинская организация была замечена в вооруженных акциях против гражданского (мирного) населения, она автоматически выводилась не только за рамки оказания помощи, а вообще за рамки контактов. Таких организаций было много.

Были и те, кто обещали СССР отказаться от террористических методов. В частности, мы приняли извинения и заверения руководства Народного фронта освобождения Палестины в лице Жоржа Хабаша, что они никогда не будут заниматься террористической деятельностью. После чего им были выделены стипендии на обучение в советских учебных заведениях. Помню, как у членов Политбюро брови взлетели наверх, когда среди студентов Университета дружбы народов оказалась Лейла Халед. Тогда было принято решение перевести ее в Киевский медицинский институт. Прошлые теракты, осуществленные Народным фронтом, влияли на климат отношений СССР с этой организацией. Однако их представитель Абу Али Мустафа был членом исполкома ООП, как и Махмуд Аббас от «Фатха». Мы относились к фронту как к составной части ООП, но внимательно следили, чтобы не было рецидивов терроризма.

Отношения с коммунистическими партиями осуществлялись через Комитет солидарности, влиятельнейшую по тем временам организацию. К сожалению, сейчас мы не видим такие общественные организации, которые бы служили боковыми структурами и дополняли дипломатические ведомства. Роль общественности в современной России сведена к непонятным встречам во Владимире и на Селигере. Это беда.

У нас в Международном отделе работа велась на серьезном уровне. Достаточно сказать, что таджикский писатель Мирзо Турсун-заде был руководителем Комитета солидарности. А реальную работу вел Александр Дзасохов. У Дзасохова были ответственные за разные направления: один за арабское, а другой — за африканское. При нем был и ответственный секретарь по общим вопросам. В разные времена там работали разные люди. Работа на земле осуществлялась через структурированный аппарат, в котором были представлены все ведомства. Это позволяло людям, которые находились на партийной верхушке, осматриваться и определять общее направление.

Ведь если отдать все представителям КГБ, ГРУ или людям с общим образованием, не имеющим к ним отношения, система бы не смогла работать эффективно. Нужна была выверенная политическая линия. Поэтому у нас был Сектор по работе с общественными организациями. Один человек в нем отвечал за Комитет солидарности, другой — за Комитет мира и т. д. Все было структурировано.

А как финансировались компартии?

— На каждую братскую партию был свой бюджет. Деньги по сегодняшним расценкам небольшие — заработок одного олигарха за месяц. Допустим, ливанской компартии выделяли сначала по $ 200 тысяч в год, потом подняли до $ 300 тысяч. У нас в отделе был человек, который контролировал сейф с наличными. Приезжал к нему сотрудник КГБ с портфелем, забирал сумму, которую потом передавали через резидента, распределявшего деньги под расписку.

Когда мы приезжали в страну, нас с объятьями встречал посол. Но повседневно сотрудников Международного отдела ЦК опекали ребята из спецслужб.

Получается, что участие ГРУ было минимальным?

— Участие ГРУ было чисто теоретическим. Военная разведка занималась аналитикой, например, палестинского движения сопротивления. А контакты с Арафатом шли через Комитет солидарности, где сидел полковник из КГБ (Первое главное управление) Лев Баусин. Он отвечал в Комитете солидарности за связи с ООП. У нас со всеми складывались дружеские отношения. Военные решали свои задачи. Были умные, талантливые ребята, сильные аналитики. Куда они потом все подевались? Возраст, наверное. Многие из них были старше меня…

С развалом СССР система ГРУ подверглось разгрому. Главное разведывательное управление превратили в управление Генштаба. Статус, ставки и роль ведомства понизили. Во времена Петра Ивашутина ГРУ было влиятельной структурой, имело право выхода на первое лицо со своей информацией и аналитикой. После ухода Ивашутина в 1987 году все пошло по наклонной.

В ЦК КПСС действовала эффективная система принятия решений, именуемая некоторыми экспертами как партийная разведка. Когда и почему эта система начала давать сбои?

— На мой взгляд, партийной разведки как таковой не существовало, зато существовала разведка Коминтерна. Сталин прикрыл структуру Коминтерна 15 мая 1943 года. На его основе в 1947 году было образовано Коммунистическое информационное бюро, которое ликвидировали после XX съезда КПСС в 1956 году. После кадры Коминтерна перекочевали в Международный отдел ЦК КПСС. К примеру, коминтерновцем был заведующий Международным отделом Борис Пономарев. Работал у нас и Григорий Шумейко из Коминтерна. Методы Коминтерна сохранились и использовались на партийной основе.

Вот сегодня говорят, что руководителем партийной разведки якобы был Василий Кузнецов. Это нереально. Вы можете себе представить, чтобы Юрий Андропов кому бы то ни было позволил контролировать спецслужбы?

Тем не менее Кузнецов был весомой фигурой…

Да, он был почетным человеком, кандидатом в члены Политбюро. Подменял иногда председателя Верховного совета, когда тот заболевал или уезжал в командировку. Креслохранитель. Функций у него никаких не было. Никогда Кузнецов не контактировал с братскими компартиями.

То есть не было партийной разведки, во всяком случае, ее не было в 1966 году, когда я, ещё будучи студентом, контактировал с Международным отделом ЦК. Однако аппарат ЦК очень тесно сотрудничал с Первым главным управлением КГБ — это однозначный факт. Полная смычка с ПГУ.

Хотя после хрущевских времен существовал негласный закон, запрещавший КГБ следить за работниками ЦК и добывать любую информацию в аппарате ЦК. Более того, им было поручено оказывать ЦК всяческое содействие. У Леонида Брежнева было ощущение, что КГБ на каком-то этапе может воспользоваться властью, чтобы ликвидировать партийную верхушку.

Сама партийная система не распадалась никогда. Обратите внимание на того же Александра Дзасохова, который являлся ближайшим другом Евгения Примакова. Оставаясь ответственным секретарем, он сначала уехал послом в Дамаск, потом стал секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а накануне развала СССР — членом Политбюро. В результате смены руководства, которую проводил Михаил Горбачев, членами Политбюро становились люди, далекие от партийной работы. Примаков и Дзасохов никакого отношения к партии не имели.

Я Примакова знал с 1970 года. Тогда я приехал в Ливан, где он был корреспондентом газеты «Правда». Оказалось, что мой руководитель в Международном отделе талантливейший арабист Вадим Румянцев и Примаков вместе учились и были друзьями. Так меня подключили к этой компашке, в которой мы по вечерам пили чай (улыбается). Мне было 33 года. Мы хорошо друг друга знали.

Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина. А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова.

— Говоря об австрийских институтах, Вы имеете в виду центры, куда поехали учиться Анатолий Чубайс и вся команда будущих младореформаторов?

— Да. Эти же силы создали ленинградский центр, куда они в свое время перебросили генерал-майора Олега Калугина, который в ПГУ руководил отделом США и Канады, а также был начальником внешней контрразведки ПГУ.

Это было связано не столько с Примаковым, сколько с Андроповым. Когда я пришел в 1966 году в аппарат, Андропов еще заведовал отделом ЦК по работе с социалистическими странами. В 1967 году он стал председателем КГБ, не имея статуса члена ЦК и члена Политбюро. Так же как и Андрей Громыко.

Наш начальник Пономарев был выше по статусу, являлся кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК и руководил всеми международными связями. Кандидат в члены Политбюро и член Политбюро — тоже разница большая: имеешь право слушать, но не имеешь право голосовать.

С назначением Андропова вскоре изменился и сам статус председателя КГБ, поскольку в постхрущевский период Брежнев был очень аккуратен и не позволял спецслужбам довлеть над партийным аппаратом. Глава КГБ теперь стал членом Политбюро. Повысился и статус Громыко. А статус Международного отдела упал. Хотя потом были некие рецидивы, долго продолжалась агония… До последнего дня Международный отдел пытался доказать МИД СССР, что он ближе к телу руководителя.

Была сильная конкуренция?

— Очень сильная. Отношения между Пономаревым и Громыко были напряжены до предела… Кто первым выхватит информацию и первым напишет записку в Политбюро. Полагаю, что будучи членом Политбюро, Громыко располагал информацией из всех ведомств — из КГБ, ГРУ, Генштаба.

На стол члена Политбюро ложилось все, что передавалось через закрытые шифры. Кстати, не у каждого члена Политбюро был доступ для прочтения всей информации, которая предназначалась для 2−3 членов, а иногда и просто для одного.

Вы работали при Брежневе, Андропове, Черненко и Горбачеве. С Брежневым понятно. А как менялось отношение остальных советских лидеров к руководящей роли партии?

— Динамика шла незаметно. Уже в настоящее время, обладая информацией, которая появляется в интернете и на телевидении, можно составить общую картину. Например, когда Александр Ципко, которого никто не воспринимал в ЦК как серьезного работника, сейчас говорит, что он находился под личной опекой Андропова и готовил для него закрытые документы, которые Андропов не оставлял в архивах КГБ.

КГБ был системой, которая не позволяла отклоняться от генеральной линии. Андропов, сам создавая эту систему, понимал, что если информация попадает в нее, то она автоматически становится достоянием многих сотрудников, которые могут быть недовольны той или иной политической позицией руководства.

Поэтому дальнейшие изменения («перестройка») осуществлялись не на базе КГБ, а с помощью КГБ, но за рамками КГБ. Откуда появился Примаков? Это не система КГБ. Он из боковых отростков, которые создал Андропов будучи уже председателем КГБ и членом Политбюро. Директор Института США и Канады Георгий Арбатов, директор ИМЭМО Николай Иноземцев, директор Института востоковедения Бободжан Гафуров

Это были параллельные структуры, которые дублировали КГБ. Внешне они работали в связке с партийным аппаратом. Но в реальности эти институты были настолько сильными, находясь под покровительством Андропова, что влияние на них руководящих отделов ЦК равнялось нулю.

Я тогда и не подозревал об этом. Мне довелось впасть в немилость к Примакову именно по незнанию. Когда Примаков возглавил в 1977 году Институт востоковедения, ему тут же дали статус члена ЦК, то есть неприкасаемость. Кстати, Иноземцев был очень талантливым человеком. Мы вдвоем летали на 40 дней со дня убийства Камаля Джумблата. Общались с ним 7 дней в Бейруте. Произвел сильное впечатление.

Интеллектуал?

— Очень сильный. С колоссальным жизненным опытом, участник Великой Отечественной войны, был награждён четырьмя боевыми орденами. Сдержанный, ни одного лишнего слова и даже движения бровями. Это была вышколенная публика, что позволяло ей не засветиться.

Ципко говорит правду, когда вспоминает Андропова, который не позволял ему направлять в архив КГБ записки. Последний раз я встретил Ципко в Вашингтоне, когда в 1990 году работал советником посольства. Тогда ЦК уже рухнул, там никого не было. Всю шифропереписку запретили посылать в ЦК еще в конце 1988 года.

Получается, что Горбачев просто добивал систему?

— Горбачев — это тряпка, пешка, вообще ничто. За распадом СССР стояли наследники Андропова. То есть были созданы условия перехода от той системы, в которой мы жили, к западному образцу.

— Зачем им понадобилось уничтожать страну?

— Расскажу вам в ответ небольшую историю из жизни. В октябре 1974 года, когда я был в Ливане, работал на должности первого секретаря посольства, у меня умерла мать. Я полетел в Новосибирск на похороны. На обратном пути я позвонил Вадиму Румянцеву, которого тогда сделали заместителем заведующего в ЦК. Он позвал к себе. В гостях у него были Примаков с супругой… А тогда Примаков был членом редколлегии газеты «Правда».

Что такое газета «Правда» в те годы? Если появлялась маленькая негативная заметка про чиновника, то его сразу снимали с должности. Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе».

И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович».

— Он поменял отчество?

— Да, это уникальная вещь в его биографии. Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков был смотрящим за процессом — все эти годы.

Возвращаясь к нашему с Примаковым спору. Привожу ему примеры из истории СССР… Гражданская война заканчивается в 1922 году. Страна в разрухе. Через 7 лет начинается индустриализация и уже к 1939 году, накануне Второй мировой войны, СССР встречает ее, имея промышленность, сельское хозяйство, политическую волю руководства и самое главное — было население. Моя бабушка по матери вспоминала, как они жили до Великой Отечественной войны: полки были заполнены товарами, продукты питания стоили дешево, социально обустроенная жизнь, был расцвет экономики. Это были красочные воспоминания. И об этом сегодня никто не говорит: официально вся информация искажается и уничтожается, а люди, которые это видели своими глазами, постепенно уходят из жизни. В 1941—1945 годах полстраны эвакуировали в Сибирь. Я это помню, — сам тогда жил в Сибири. А в 1945—1955 годах уже происходило развитие ракетной промышленности. Тогда в ходе дискуссии Евгений Македонович посмотрел на меня зверем.

Заместитель заведующего Международным отделом Вадим Румянцев толкает меня ногой под столом: «Слава, пойдем покурим». Я выхожу с ним. «Ну-ка прекрати! Ты знаешь, с кем ты сцепился? Замолчи немедленно», — говорит мне Румянцев. То есть уже в 1974 году на уровне замзаведующего Международным отделом люди пасовали перед носителями той точки зрения, которую представлял корреспондент «Правды» Примаков… Даже перед Примаковым. А уж что говорить об этаже повыше. Потом стало ясно, что наш начальник Пономарев и Андропов находились в одной команде.

Механизм «перестройки» осуществлялся сторонниками Примакова вне КГБ, частично привлекая оттуда кадры, которые Андропов лично создавал. Ведь Андропов тоже пришел в КГБ и ЦК не с пустого места. И здесь интересно рассмотреть корни самого Андропова.

— Кстати, о корнях. Какие факторы способствовали карьерному взлету Андропова?

— Андропов же был первым секретарем ЦК Комсомола Карело-Финской ССР. За ним стоял Отто Куусинен. А с кем был связан Куусинен? С генерал-лейтенантом госбезопасности Евгением Питоврановым. Это «отец» всех андроповых, примаковых и других деятелей «перестройки».

— Какова была роль Питовранова?

Нитка тянется от Коминтерна и Льва Троцкого. «Красной нитью» в данной истории проходит борьба Иосифа Сталина с троцкизмом в рядах силовых ведомств. На мой взгляд, это все создавалось на базе спецслужб.

— Хотите сказать, что троцкизм взял в 1991 году реванш у сталинизма?

Реванш абсолютный. Причем с тем же идеями — против сталинизма.

— Что из себя представлял Коминтерн?

Это интересная тема. К ней питали особый интерес арабские компартии, особенно ливанская, у которой была развитая теоретическая база. У ливанцев оставались на тот период мощные ветераны Коминтерна. На Волынской даче Сталина мы каждый год проводили совещания арабских компартий, обсуждали планы. В 1968 году ливанцы рвались к архивам Коминтерна, юридически они имели такое право.

Меня тогда отправили в Институт марксизма-ленинизма, где находился суперсекретный архив. Туда даже не пускали по удостоверению работника ЦК. Однако пропуск был мне заказан. Я сел и полистал архив ливанской компартии, после чего доложил своему начальнику Румянцеву: «Вадим Петрович, если честно, я бы им ни одной бумажки бы не показывал» (смеется).

— Там совсем за гранью?

— Мат-перемат… Очень грубый был у них характер взаимоотношений. Например, на запросе в Коминтерн с просьбой разъяснить такой-то вопрос стоит виза известного руководителя ведомства: «Прощупать этого мудака!». И далее — в аналогичном ключе. Не знаю, где сейчас находится архив Коминтерна.

— Коминтерн был разведывательной организацией?

— Конечно. В 1925 — 1930-е годы создавались компартии арабских стран. Эпицентром коммунистического движения на Ближнем Востоке были компартии Палестины, Сирии, Ирака и Египта. На эту базу Коминтерн посылал своих эмиссаров, которые с кучей денег создавали там партийные структуры, занимались пропагандой. Причем самыми надежными сотрудниками Коминтерна были люди еврейского происхождения, которые не проникались сочувствием к местному населению и четко выполняли указания Центра.

Это к слову о том, почему Британия сделала ставку на создание «Братьев-мусульман» (запрещена на территории РФ). Я много изучал материалов на эту тему, читал мемуары британских разведчиков. В результате активности Коминтерна Лондон почувствовал в 1930-е годы угрозу своему влиянию. Причем во всех арабских странах.

Люди, приезжавшие на Ближний Восток с принципами борьбы против колониализма, эксплуатации и угнетения народов, получали на местах мощнейшую поддержку. Французы были менее поворотливыми, а вот британцы сделали все необходимые выводы. Поэтому с 1929 по 1932 год они создали движение «Блокада безбожному коммунизму».

То есть британская разведка представляла борьбу с коммунизмом как битву с безбожием, рассчитывая перетянуть на свою сторону верующее население. Так на свет появились «Братья-мусульмане». Эта организация до сих пор корнями уходит в период 1930-х годов. Правда, система управления сегодня изменилась, но не намного: МИ-6 просто передала пульт управления ЦРУ.

Что из себя представлял Михаил Горбачев?

— Горбачев — очень недалекий человек, двуличный. У него не было позиции, за исключением желания уничтожить социализм. Горбачев переоценивает значение своих взглядов, чтобы ему на Западе больше платили. Он выносил на Политбюро и принимал решение в зависимости от того, кто к нему первый подходил.

Приведу пример. В ноябре 1988 году я возвращаюсь из Алжира с Национального Совета Палестины, когда драка между Арафатом и просирийскими группировками могла уничтожить ООП. Заместитель заведующего Международным отделом ЦК Карен Брутенц мне тогда дал устное указание: «Не вмешивайся, ничего не делай. Пусть они друг друга уничтожат. Нам будет проще выходить на дипломатические отношения с Израилем».

Было видно, что Брутенц излагал личную точку зрения, а не официальную позицию. Я взял на себя ответственность и проигнорировал это указание, поскольку в Алжире ко мне подошел Арафат в зале съездов и заявил: «Скажи своим марксистам, чтобы они прекратили меня уничтожать. Я вчера подписал соглашение о сотрудничестве с палестинцами, которые идут на поводу у Хафеза Асада. А сегодня ночью мне поступили звонки от короля Марокко Хасана II и президента Египта Хосни Мубарака, которые потребовали немедленно ликвидировать соглашение. Скажи им, что это не я ликвидировал, а арабские лидеры, против которых я не могу выступать».

Ответил я Арафату следующее: «Абу Аммар, Вы — мудрейший из мудрейших, всегда умели маневрировать. Если источником уничтожения Исполкома ООП будете Вы, то я гарантирую — Москва поддерживать Вас больше не будет». На что Арафат парировал: «Хорошо, я сделаю все возможное, но ты поговори со своими марксистами». Напомню, что Арафата выкинули из Ливана сирийцы руками пропалестинских организаций. И Арафат был обижен на нас, потому что СССР не защитил его от сирийцев.

После Арафата ко мне подходит его оппонент — лидер просирийского крыла Народного фронта освобождения Палестины Жорж Хабаш. «Арафат — предатель. Вчера мы подписали соглашение, а сегодня он его разорвал его», — отметил он. Я сказал Хабашу: «Только что я говорил с Арафатом. Он сказал, что это было не его решение. Вы — мудрый человек, не становитесь причиной уничтожения ООП».

Наши разговоры тогда фиксировали полностью. Очень быстро в Международном отделе узнали содержание бесед. Брутенц после моего приезда в Москву неделю не принимал меня — якобы был занял. Уже при встрече он сделал мне замечание: «Я же говорил тебе ничего не делать, а ты проигнорировал мое указание». Я ответил начальнику: «Зато ООП сохранилась, а могла распасться на тысячи террористических организаций».

Когда ответственный работник ЦК, коим я являлся, возвращался в Москву, он готовил информационную записку с изложением ситуации и предложениями. Далее записка шла в Политбюро. Это было чрезвычайно важно. Ведь президент США Джордж Буш несколько раз в день комментировал ситуацию у палестинцев: американцы внимательно следили за событиями. А у нас была тишина, как и сейчас…

После я узнал, что Брутенц за моей спиной внес записку в Политбюро (без моей подписи) — у нас был жесткий порядок, по которому без подписи ответственного за регион работника документ заворачивался Общим отделом ЦК (его в свое время возглавлял Константин Черненко) и не рассматривался на заседании Политбюро. Я подготовил бумагу с предложениями и передал ее Горбачеву, который сказал, что резолюция по данному вопросу уже принята, но предложения, изложенные в моей записке, будут реализованы прямым указанием…

Система уже была разрушена. В декабре 1988 года все информационные потоки на ЦК ликвидировали. Никакой информации по спецканалам. ГРУ и МИД прекратили направлять шифротелеграммы. Единственное, что оставалось: КГБ направляла нам обобщающие материалы и аналитику, не ежедневную информацию из посольств, как было раньше. Структура фактически уже отсутствовала. Тогда я ушел на работу в МИД экспертом в управление Ближнего Востока, а мой коллега Виталий Чуркин — экспертом в секретариат к Эдуарду Шеварднадзе.

— Каким Вы запомнили Чуркина?

— Изумительный специалист. Гениальный человек, открытый. Блестяще знал язык. Его Добрынин привел в Международный отдел. Чуркин у него в вашингтонском посольстве 10 лет возглавлял пресс-службу.

— Сильным бы стал министром?

— Не то слово!

11 марта 2019

16 Tons

Конец нефте-халявы #1

█▓▒░ Первые звоночки и их последствия

Вот, тут со значительным удивлением сообщают: что–то с бюджетом не то творится. А с чего это вдруг такие вот новости пошли? Попробуем посмотреть, с чего именно.

Напомню, что примерно 60–65% бюджета РФ дает нефть. Откуда так много, если после падения цен на нефть НДПИ это всего 37% его? Не забываем добавить косвенные налоги: налог на прибыль и НДС нефтегазовых компаний; НДС на импорт, оплаченный экспортом нефти и газа; экспортные пошлины; акцизы на нефтепродукты и прочая.

Нефть кончается? И да, и нет. Как так? А вот так.

Самотлор — самое крупное месторождение нефти в СССР и РФ. 20 млрд. бочек извлекаемых запасов высококачественной низкосернистой нефти. Прибыль за время эксплуатации — $245 млрд. при инвестициях не более $27 млрд. (да и те сделаны во времена СССР) Сейчас это 3% всей добычи нефти в РФ и 10% всей добычи «Роснефти» в РФ.

Так вот, падение добычи на Самотлоре — 4,8% в 2016 и 4,3% за первые полгода (!) 2017
Все, легкодоступная нефть закончилась, остались трудноизвлекаемые слои. В результате для поддержания объемов добычи «Роснефти», несмотря на сопротивление Минфина, пришлось предоставить льготы по НДПИ на 350 млрд. руб на 10 лет.

ОК, добыча на Самотлоре началась в лохматом 1968. Давайте посмотрим на что–нибудь свежее.
Смотрим Ванкор. Последнее на текущий момент освоенное крупное месторождение (открыто в 1988, освоено в 2009-м). Ванкор сразу осваивался современными методами нефтедобычи, позволяющими брать нефть не быстро, а очень быстро. В результате на «полку» (максимальное значение добычи, поддерживаемое несколько лет) Ванкор вышел в 2014 на уровне 22 млн. тонн (тоже 10–11% всей добычи «Роснефти»). И продержался там всего 3 года, — в 2016 уже началось снижение добычи. К 2020 ожидается падение до 13 млн. тонн в год (получается больше 10% в год).

В результате, если ничего не делать, бюджет только Красноярского края недополучит 8 млрд. руб. Там пытаются стимулировать ускоренное освоение новых месторождений льготной ставкой налога на прибыль (он находится в ведении края) — минус 17 млрд. рублей доходов бюджета. А если не давать льгот — освоение новых месторождений вовсе нерентабельно.

Вывод: дешевая нефть, кормившая всю Россию весь 21 век — заканчивается. Нефти полно, но остается только трудноизвлекаемая и прочая сланцевая (да–да, в России ее дофига), но кормить бюджетников она не сможет, увы. Халява кончилась.

Теперь возможны 2 варианта:
1) Оставляем налоги как есть, тогда через 6–8 лет не будет ни нефти, ни денег в бюджете
2) Снижаем налоги, даем льготы, переходим от НДПИ к НДД, тогда нефть будет еще десятки лет, а вот денег в бюджете все равно не будет
Очевидно, вариант 2 лучше, как ни крути. И он уже реализуется.

Возможно, нефть подорожает? Конечно, подорожает. Только бюджету РФ это не поможет. Потому что все подорожание достанется нефтяникам, которые будут бурить арктический шельф на глубине 250 метров под 4–метровым паковым льдом (да–да, это ОЧЕНЬ дорого). А ведь именно там находится аж 90% извлекаемых запасов шельфовой нефти в России. Да и на суше в восточной Сибири — ненамного слаще. Той же «Роснефти» для освоения новых месторождений нужно 70$ за бочку и выше, даже при условии налоговых льгот.

Ах, да, подорожает она ненадолго. Потому что если ценник станет 200$ за бочку и, соответственно, потянет за собой газ — через единицы лет китайцы покроют всю пустыню Гоби солнечными батареями и переделают все автомобили на электро: это обойдется им уже дешевле, чем покупать нефть и газ по такой цене.

Смотрим: а что у нас финансируется из бюджета? Вот это все будет порезано.

— Оборонка? Приятные зарплаты на военных заводах скоро закончатся, а заводам предложат перейти на изготовление сковородок. (в 1988 это уже проходили, вспоминайте).
— Пенсии? 41% ПФ — трансферы из бюджета. Вычтите мысленно 41% из своей пенсии.
— Госсубсидии при покупке авто и квартир? Бегом используйте, пока не отменили.
— Поддержка промышленности, без которой она накроется? Стало быть, накроется.
— Сколковские инновации? Исчезнут без следа, как уже исчезли сколковские нанотехнологии.
— Стабфонды будущих поколений? Одного уже нет, второго скоро не будет.
— Налоги? Конечно! Для пополнения бюджета драть будут со всего, до чего смогут дотянуться: с кошек, ботинок, окурков и прочая. Конечно, не забывая про машины, недвижимость и даже священную корову — НДФЛ.

Ах, да, все это происходит в самый подходящий момент. Когда амортизация инфраструктуры ЖКХ превышает 50% даже в Москве, а остатки советской промышленности пора просто сносить за полным износом ее.

Может быть, мы вместо нефти заработаем на космических запусках? Вполне может быть, только сначала придется скинуться и потратиться. Потому как в 2017 всего 19% оборудования предприятий Роскосмоса моложе 10 лет.

Подведем итоги:
Нет, нефть не заканчивается, ее много, и хватит надолго. А что же заканчивается? Нефтяная халява, сытно кормившая Россию весь 21 век. Теперь нам придется дружно — больше работать и меньше зарабатывать. Готовимся. Хотите увидеть Россию без нефтегазовой халявы — смотрите на Украину. И попробуйте с этим поспорить.

█▓▒░ Эпизод 2, газо–экспортный

Халява — это когда можно за копейки добыть и за баксы продать ископаемые ништяки с освоенных давным–давно (читай: бесплатно) месторождений. Полученные деньги — распределить и прожрать.

Как только доходит до освоения новых месторождений — халява внезапно! заканчивается. То бишь распределять нечего.

На днях в присутствии ВВП состоялась первая погрузка сжиженного природного газа на заводе, построенном в поселке Сабетта на Ямале. Наверно, теперь инвестиции сделаны и в бюджет рекой польется газо–бабло с нового источника? Как бы не так!

Чтобы проект «Ямал–СПГ» был рентабельным, понадобились:
— отмена НДС на импорт оборудования для строительства
— отмена экспортной пошлины на 12 лет
— отмена НДПИ на 12 лет или 250 млрд м3, что случится раньше
— скидка с налога на прибыль с 18% до 13,5% на 12 лет
— отмена налога на имущество
А также
— скидка с налога на дивиденды зарубежных инвесторов проекта с 15% до 5%

Напротив, бюджет — потратился на инвестиции в строительство. Из средств Фонда национального благосостояния куплено облигаций проекта «Ямал–СПГ» на 150 млрд руб Также из бюджета на 75% (71 млрд руб) профинансировано строительство порта Сабетта. То бишь 16,5 млн т СПГ в год — будут. А денег в бюджете с того — не будет.

Экспортный в Китай газопровод «Сила Сибири» и освоение месторождений, с которых будет поставляться газ — без льгот тоже нерентабельны. А именно: нулевой НДПИ на 16 лет, льготный еще на 8, нулевой налог на имущество на 24 года. Затраты на все трубопроводные проекты «Газпрома» — на КДПВ (отсюда)

Возможно, по окончании строительства «Газпром» как государственная компания — вернет в бюджет хотя бы часть дивидентов? Возможно. Но пока что не возвращает. В 2016 году — выплатил в бюджет всего 20% прибыли по МСФО. А в 2017... А в 2017 «Газпром» и вовсе может стать убыточным впервые за всю свою историю. По крайней мере, за 9 месяцев 2017 он показал чистый убыток по РСБУ впервые за 19 лет. Тут уж не до дивидендов, — главное чтобы докапитализация из ВЭБ не понадобилась.

И напоследок еще свежая цифра:
Износ основных фондов в добывающей промышленности в 2016, по данным Росстата, составил 56,1% Несмотря на все вышеперечисленные и не только инвестиции — снижаться этот процент не желает.
Так что инвестиций — и налоговых льгот! — будет требоваться все больше и больше.

█▓▒░ Эпизод 3, НДД и города под выселение

2017 стал годом, когда в вечном противостоянии нефтяников и правительства преимущество получили нефтяники. Как мы разбирали в первой части, Роснефть, пока единственная и только для одного месторождения, но добилась–таки льгот по причине обводненности (что есть суть проявление исчерпания месторождения). А под конец года правительство внесло–таки в Госдуму закон об НДД.

Что такое НДД и почему эпопея с ним тянется так долго? НДД — это налог на добавленный доход. Он берется с доходов от продажи нефти за минусом затрат на добычу и транспортировку. В отличие от НДПИ и экспортных пошлин, которые берутся с физических объемов добычи и экспорта сырья соответственно; без учета издержек. Отметим, что как НДПИ, так и пошлины привязаны к биржевой стоимости нефти, поэтому в РФ влияние колебаний цен слабо воздействует на нефтяников (зато очень сильно воздействует на бюджет). Принятая ставка налога — 50%.

Зачем понадобился НДД? По мере исчерпания освоенных месторождений (рост себестоимости) и необходимости освоения новых (значительные инвестиции) продолжение добычи на старых и освоение новых месторождений становятся для нефтедобывающих компаний нерентабельными.
Проблему пытались частично решать адресными и разовыми льготами, но количество месторождений, требующих льгот, быстро растет.

Поскольку переход к НДД означает значительное снижение поступлений в гос.бюджет, Минфин всячески сопротивляется его введению. Один из простейших аппаратных способов торпедирования мероприятий — затягивание их. Если принять решение о внесении закона после бюджетного дедлайна — оно автоматически откладывается. поскольку бюджет утвержден и изменения в нем невозможны. Так Минфин тормозил НДД (и его предшественник — НФР) уже 3 года. Однако исчерпание месторождений замедлить невозможно, и закон таки внесен в Думу.

Внесен закон, конечно, в максимально урезанном виде и максимально поздно. Для начала на НДД перейдут 35 «пилотных проектов» суммарной добычей 15 млн.т. нефти в год. Причем среди них — только вновь осваиваемые месторождения; от применения НДД на старых месторождениях Минфин отказался. На них планируется пятилетний период тестирования, хотя нефтяники надеются на его сокращение. Начнется этот период не раньше 2019, поскольку правительство максимально затянуло принятие законопроекта, и одобрить его принятие до положенного дедлайна 1 декабря Госдума физически не успела.

Чтобы понять, насколько сократятся налоговые поступления после введения НДД, отметим, что уже 5 лет действуют льготы для НДПИ для вновь осваиваемых месторождений с трудноизвлекаемой нефтью. Льготы эти немалые — до 80% от суммы налога (зависит от физических свойств месторождения). Также существуют «инновационные налоговые льготы» для отдельных участков (12 шт). Как мы видим, таких льгот оказалось — недостаточно.

Для понимания масштабов бедствия:
В 2016 уже 65% запасов нефти в РФ относятся к категории трудноизвлекаемых. В 2014 их было 60% в запасах и всего 0,2% — в добыче. Учитывая, что затраты компаний на разведку в 2018 не увеличиваются — в скором времени не–трудноизвлекаемых запасов нефти (то бишь дешево добываемых и, соответственно, подлежащих налогообложению «по полной программе») в стране не останется.

А исчерпание освоенных «обычных» месторождений идет своим чередом. Нет сомнений, что по стопам Роснефти, выбившей из правительства льготы для обводненного на 95% Самотлора, пойдут и другие компании.

Первым в 2017 отметился Михаил Гуцериев, совладелец «Русснефти». Он попросил 50% льготы на НДПИ по восьми месторождениям, разрабатываемым компанией. Тут мы видим оба фактора: освоение Восточно–Каменного месторождения без льгот нерентабельно (напомню: при существующей системе налогообложения в РФ — рост мировых цен на нефть никак на это не влияет). Остальные семь — это мелкие и сильно обводненные. Продолжение добычи на них без льгот приведет к убыткам свыше 1 млрд руб. и соответственно при не–предоставлении льгот будет прекращено.

Это не первая попытка «Русснефти» получить льготы. Прошлая — не удалась, однако обводнение существующих месторождений растет, а стоимость освоения новых как минимум не снижается. Поэтому вопрос снижения налогов — неизбежен, увы.

Тут мы сталкиваемся с еще одной пакостью. В случае прекращения добычи на вышеупомянутых месторождениях, согласно заявлению «Русснефти», будет сокращено 3000 нефтяников (освоение новых без льгот — тоже убыточно! и податься им некуда), а поселок Новоаганск становится не нужен — придется закрывать и выселять.

Исторически сложилось, что в СССР во многих случаях возле месторождений строили поселки и города постоянного (а не вахтового) проживания. Кто, куда и за чей счет будет выселять нефтяников из этих поселков? Даже маленький Новоаганск — это почти 10000 населения. А что делать с 250–тысячным Нижневартовском, у которого после грядущего исчерпания Самотлора и окрестностей нет вообще никакого разумного смысла существования в этом месте? Причем решать эту проблему придется как раз тогда, когда у нефтяников денег на это не будет, ага. «Но никто не хочет и думать о том, пока Титаник плывет...» ©

█▓▒░ Эпизод 4. Мимолетное счастье Югры

Давайте на минутку вернемся в уже далекий, счастливый и сытый 2012 год. И в Ханты–Мансийский автономный округ — Югра, или коротко — ХМАО, один из регионов, делавший 2012 счастливым и сытым. Еще бы, 47% российской добычи нефти тогда больше четверти — 27% доходов федерального бюджета (2013).

2012 год я взял, потому что тогда подписан закон о консолидированных группах налогоплательщиков, заметно повлиявший на распределение налога на прибыль нефтяников между регионами и с тех пор данные разных годов стали сравнимыми. Налог на прибыль, кстати — это основной региональный налог в РФ наряду с НДФЛ. Впрочем, НДФЛ тоже тесно связан с доходами предприятий–работодателей.

Итак, вспоминаем и наслаждаемся...
«Ханты–Мансийский автономный округ–Югра является одним из признанных лидеров среди регионов РФ по объемам производства, что создает значительную базу доходной части бюджета... По объему доходов консолидированного бюджета по итогам 2011 года ХМАО занимает 5–е место среди всех субъектов РФ... При этом основным источником доходной части бюджета являются собственные доходы... ХМАО... устойчиво увеличивает их, причем довольно высокими темпами... Также немаловажным фактом является стабильно профицитное исполнение бюджета в регионе. В 2011 году профицит... составил 12 млрд. руб. По итогам семи месяцев 2012 года профицит... 14.8 млрд. руб... Причем темпы роста доходов остаются высокими, несмотря на то, что динамика нефтяных цен в текущем году заметно хуже, чем в прошлом году. Так, в январе–июле текущего года цена нефти Urals была всего на 1.2% больше, чем годом ранее...»

Ну просто сказка, правда?
Но давайте посмотрим: может быть, государство обобрало нефтяников как липку, не оставляя ничего им на развитие? Вовсе нет! Все тот же сытый и счастливый 2012 год.

«ХМАО – инвестиционный флагман страны... Занял первое место среди регионов России по объему инвестиций в основной капитал... Самая высокая доля собственных средств предприятий в инвестициях 83.5% (в целом по РФ... 49.3%). Это означает, что значительную часть капвложений югорские предприятия осуществляют за счет собственной прибыли... Буровые работы в нефтедобыче ХМАО выросли по итогам I полугодия 2012 года на 6.3%... Примечательно, что рост инвестиций существенно опережал рост цен на нефть...»

Казалось бы, впереди светлое будущее, ни облачка на горизонте. Но внезапно! В наступившем 2013 что–то пошло не так. Напомню, что цена на нефть в 2013 была такой же как в 2011. И при этом
«Рецессия в экономике России и курс на «затягивание поясов» затронул и самый богатый регион УрФО – нефтедобывающий ХМАО–Югру. В принятом трехлетнем бюджете уже закреплен 21–миллиардный дефицит, что подтолкнуло власти Югры к сокращению расходов... Власти признают: сырьевая модель экономики исчерпала свои возможности... Основная причина снижения поступлений по налогу на прибыль организаций, а это порядка 92% от недополученных доходов, связана с осуществлением нефтяными организациями финансово–хозяйственной деятельности...»

Говоря понятным русским языком: несмотря на бочку >100$ — себестоимость добычи нефти выросла, прибыль нефтяников, соответственно, упала, и в местном бюждете начался локальный кризис.
Федеральный бюджет, в силу особенностей налогообложения (НДПИ/акцизы/пошлины), никаких проблем еще не замечал. Отметим, что проект бюджета в 2014–2016 сводился с дефицитом 15–22 млрд. руб. даже при прогнозной на 2015–2016 цене бочки 100,0$ (хороший прогноз, да? И число круглое, красивое)

В реальности, разумеется, доходы бюджета стали падать более стремительным домкратом.
В 2016 доходы вместо ожидаемого роста упали на 30 млрд. руб. В начале 2017 доходы от нефтяников уменьшились г/г почти вдвое (на 44%), год стал рекордным по снижению доходов, и в результате понадобился секвестр, а ближе к концу года — еще один. Бюджет на трехлетку 2018–2020 был сверстан жестким и при этом дефицитным, однако на деле ситуация оказалась еще хуже и называется «критической, близкой к краху».

Отметим, что снижение цены на нефть, несомненно, повлияло, но это было не единственным и не самым серьезным фактором для регионального бюджета (в отличие от федерального!). Так, проблемы начались еще в 2013; бюджет 2014–2016 был бы дефицитным и при 100$/баррель, а бюджет 2017 провален, и на 2018 критический — вообще на фоне растущей цены на нефть. Не забудем и про снижение поступлений за счет положенных для трудноизвлекаемых запасов льгот добытчикам их.

Итак, за каких–то шесть лет состояние бюджета ХМАО изменилось с идеального до критического.
В чем же основная причина? Их две.

Первая — спад физических объемов добычи (см. КДПВ). Вторая — увеличение себестоимости добычи, за счет увеличенных затрат на добычу на истощающихся месторождениях, и на разведку и ввод в эксплуатацию новых. Спад объемов добычи в ХМАО неизбежен при любых вариантах, вопрос в скорости его. Вот анализ восполнения ресурсной базы в ХМАО, сделанный в далеком 2011 году и утвержденный в качестве региональной программы.

Согласно нему, для минимального снижения разведанных запасов по всем категориям нужно увеличить поисковое и разведочное бурение к 2020 в 4 (четыре) раза — и расходы на него тоже в 4 раза! — по сравнению с 2009, при этом запасы к 2030 снизятся вдвое, а объем добычи — на четверть.
Можно бурить поменьше (в соответсвии с федеральной программой –2030), с увеличением к 2020 в 2,5 раза относительно 2009 — тогда к 2030 от запасов останется только треть, а от добычи — две трети от 2011. Рассмотрен и негативный вариант (бурить как в 2011), тогда добыча уполовинится, а запасы категории С2 рискуют вообще обнулиться к 2024. Вариант «снижение объемов бурения» в 2011 даже не рассматривался.

Угадайте, какой вариант реализовался в реальности по состоянию на 2016? Правильно, снижение объемов поисково–разведочного бурения.

И снижение это произошло — вспоминаем светлый–оптимистический 2012 год — на фоне высочайших по сравнению с другими регионами инвестиций! Даже их, оказывается — недостаточно. А про увеличение нефтеразведки в 4 раза никто и не заикается уже. Что делает неизбежным в ХМАО проедание запасов и снижение объемов в ближайшие лет 20, если не 40.

Еще один интересный фактик из вышеупомянутого доклада.
«Исторический опыт показывает, что от минимального уровня 350 тыс. м в 1994 г. до уровня ~1 млн.м. в 2001 году прошло 7 лет.» А к 2009 опять грохнулось к 350. Оказывается, нарастить бурение в 3 раза за 7 лет вполне реально. И это было сделано — нет, не в сытые нулевые (тогда наоборот, в 3 раза упало!). Было это в 1994–2001.

Что же это получается? Лихие 90–е, ужас–холод–голод, и при том в далеком ХМАО буровые мастера упорно и успешно ищут нефть. И на это хватает и денег, и людей, и оборудования. А затем в «сытые нулевые» во «встающей с колен» стране — на геологоразведку был положен большой жирный болт.

Возникает нехорошая мысль: а не связано ли это? Либо мы сладко кушаем и проедаем разведанное, либо голодаем, но ищем и находим месторождения. Сейчас проедать шустро становится нечего. Что будем кушать лет через 5–10?

Дилемму можно сформулировать и так:
С одной стороны, инвестиции в нефтянку слишком велики, что приводит к дыре в региональных бюджетах. С другой стороны, инвестиции слишком малы, мы проедаем запасы и снижаем объемы добычи, получая дыру в региональных бюджетах. Как ни крути, халявных нефтерублей становится все меньше.

█▓▒░ Эпизод 5. Рост в долг

«Роснефть» — лидер российской нефтяной отрасли и крупнейшая публичная нефтегазовая корпорация мира, 41% российской добычи углеводородов в 2017. За 2017 нефть подорожала примерно на 20%. Объем добычи «Роснефти»вырос на 6,5%. Наверно, это должно было привести к резкому росту доходов компании?

Не угадали. Чистые денежные средства от операционной деятельности до налогов (см. отчет по МСФО) — упали на 43%. То бишь — добываем больше, продаем дороже, а зарабатываем меньше.

Одна из основных причин — рост капитальных вложений и инвестиций на 19% г/г, или в 3,4 раза больше денежного потока от основной деятельности после уплаты налога на прибыль. Собственно, неудивительно: объем проходки за год вырос на 35%, с увеличением ввода новых скважин — на 43%. (напомню, объем добычи при этом +6,5%). А вот поисково–разведочных скважин за год — всего–то 85 штук (сравните с 1436 эксплуатационных). Профинансированы капексы были — за счет снижения резервов (в 2,5 раза за год) и наращивания долга на 16% — впервые долг «Роснефти» превысил 4 трлн. руб. (что, между прочим, больше биржевой стоимости компании — 3,1 трлн. руб. на конец декабря 2018).

Общий объем обязательств «Роснефти», включая кредиты, займы, отложенные налоговые выплаты и предоплатные контракты по итогам года превысил 8,4 трлн. рублей, или 147 млрд. долларов, что эквивалентно почти трети международных резервов России (455,2 млрд. долларов на 9 марта).

Вероятно, поэтому Китай в лице CEFC отказался от запланированной покупки 14% акций «Роснефти». (Куда теперь денет акции альянс Гленкор–QUA, который купил их в кредит — неизвестно). А затем руководитель CEFC и вовсе был арестован китайскими властями (за ненужную самодеятельность, вероятно).

«Роснефть» находится под санкциями США и ЕС с далекого 2014. Соответственно, финансирование оттуда маловероятно. Возникает вопрос: а кто и за чей счет будет гасить долги «Роснефти»?

Рост затрат и долгов происходит не только в нефтедобыче. Переработка нефти в РФ — стала вообще убыточной. Та же «Роснефть» просит налоговые льготы 145 млрд. руб., мотивируя нерентабельностью своих «социально значимых» НПЗ.

Будет очень интересно посмотреть:
— получит ли «Роснефть» эти льготы,
— либо придется уменьшать прибыль (ровно в 2 раза!)
— либо будут повышены цены на бензин и прочие нефтепродукты.

Почему–то последний пункт мне кажется более вероятным. Если раньше нефтянка своими налогами кормила РФ, то теперь жителям РФ придется скинуться на помощь «социально значимым» НПЗ. Дожили.

На КДПВ: падение добычи на Ванкорском месторождении «Роснефти» (крупнейшее из освоенных в РФ за крайние 25 лет, начало освоения — 2009) за 2017 составило 15% г/г.

█▓▒░ Эпизод 6. Рубикон пройден.

На самом деле рубикон пройден еще 19 июля. В момент подписания Президентом РФ Закона об НДД.
То есть налога на дополнительный доход от добычи углеводородов. Вместо налога для добычи полезных ископаемых (НДПИ).

Что это такое и почему так важно?

Налоговой базой для НДПИ (для нефти, газа и конденсата) является натуральный показатель: объем добычи. НДПИ очень эффективен и выгоден для бюджета в России. Однако эффективность данной системы налогообложения заканчивается, когда речь заходит о начале эксплуатации скважин, в особенности, скважин с трудноизвлекаемыми запасами, высокообводненных скважин.

Налоговой базой для НДД является разница между доходами от продажи нефтересурсов и затратами на их добычу. То бишь, при взимании НДПИ подразумевалось, что расходы на добычу достаточно малы по сравнению с выручкой от продажи. Но оказалось, что к середине 2010-х это предположение уже устарело. По причине роста себестоимости. Особенно заметно — после падения цен на нефть в 2014. Посему, несмотря на возражения Минфина и многочисленные затягивания, процесс замены НДПИ на НДД начался.

Разумеется, «не все так однозначно» ©

— НДПИ считается по сложной формуле с кучей коэффициентов, учитывающих состояние месторождений и, соответственно, себестоимость добычи. Хотя льгот там всего порядка 16% от общей суммы сбора НДПИ — прямо скажем, немного.
— НДД вводится только для ограниченного класса месторождений: фактически — вводимые в эксплуатацию, и исчерпывающиеся (обводненные), с предпочтением Восточной Сибири, где вообще нет инфраструктуры. А также для месторождений, имеющих экспортные льготы (на текущий момент — это почти полностью выработанные в Татарстане и Башкортостане). Впрочем, как раз там себестоимость добычи максимальна и растет.
— При вводе НДД даже для этого ограниченного ряда месторождений — Минфин повысил ставку НДПИ для остальных месторождений.
— И для НДД вводится максимальная себестоимость добычи, которую можно отнести в расходы.
Это порядка 18$ за бочку.

Но рубикон пройден. Официально признано, что дальше пренебрегать себестоимостью добычи уже не получится.
Официально:
«Минэнерго считает, что это создаст условия для введения в экономический оборот малых месторождений, малодебитных и высокообводненных скважин, трудноизвлекаемых запасов, месторождений на континентальном шельфе, а также завершит модернизацию нефтеперерабатывающих производств. Сложилась система, в которой нефтяные компании не заинтересованы в инвестировании в трудноизвлекаемые запасы»

Каковые составляют уже 67% от всех российских запасов нефти.

Что до экспортной пошлины на нефть — то, как и планировалось, она постепенно будет отменена.

И, чтобы два раза не вставать:
В июле 2018 РФ впервые с 2002 откатилась на третье место в мире по добыче нефти, после США и Саудовской Аравии.

На КДПВ: себестоимость добычи нефти некоторых российских компаний, по их открытой отчетности за 2014 год.



█▓▒░ Окончание:
Эпизод 7. Послушаем профессионалов
Эпизод 8. Срочно в номер!
Эпизод 9, или Поддержка нефтяников из госбюджета
Что за краем нефтегазового горизонта?
16 Tons

Конец нефте-халявы #2

█▓▒░ Эпизод 7. Послушаем профессионалов

Предыдущие части написаны «нелицензированным конспирологом»© в свободное от основной работы время. И наверняка высосал все свои умозаключения из пальца. Посему — давайте послушаем профессиональных аналитиков. Со всеми положенными дипломами, сертификатами и окладами.

Итак, сентябрьский отчет от компании VYGON Consulting (независимый национальный отраслевой консультант по вопросам развития ТЭК России) «Добыча нефти в Западной Сибири: перезагрузка»

Прогнозируется, что «добыча нефти в Западной Сибири будет падать на 2–3% ежегодно, а к 2024 году сократится на 17%. Западно–сибирские месторождения не досчитаются примерно 1,05 млн баррелей ежедневной добычи — это 10% суммарного производства по России и практически каждый пятый баррель, уходящий на экспорт. При текущих ценах на мировом рынке экономика недополучит 28 млрд долларов экспортных доходов ежегодно, а бюджет, наполовину состоящий из нефтегазовых налогов, — 1,5 трлн рублей. В год. Ресурсная база нефтяных недр Западной Сибири стремительно деградирует: месторождения обводнены. Извлекаемая на поверхность субстанция содержит лишь 11% углеводородов, а на 89% представляет из себя грязь и воду. Сказывается советский подход к усиленной разработке месторождений, когда в стремлении нарастить добычу здесь и сейчас в скважины закачивали раствор, не задумываясь, что убивают перспективы месторождений на долгосрочном горизонте. Те же методы применяются и сейчас, а в результате за 10 лет отдача рухнула на 36% — до 27,5 тонны в сутки с одной скважины», подсчитали в Vygon.

«Шеф, все пропало?» И да, и нет.

Нефти полным–полно. Падения добычи, как показано далее в том же отчете, можно избежать. Но для этого необходимо... Правильно, уменьшить налоговую нагрузку на отрасль. Проще говоря: нефть можно добыть, а можно не добыть, есть разные варианты. А вот поступлений в бюджет от добычи нефти на горизонте 6–8 лет станет в разы меньше при любом развитии событий.

А вот официальный государственный документ. «Государственный доклад о состоянии и использовании минерально–сырьевых ресурсов РФ в 2016–2017». Там масса интересных цифр и графиков, здесь приведу только вывод из раздела о нефти.

«Главной проблемой сырьевой базы нефти России по–прежнему является постепенное ухудшение ее структуры с увеличением доли трудноизвлекаемых запасов и ростом себестоимости нефтедобычи. Будет расти роль глубоких нефтеносных горизонтов в старых добычных регионах с развитой инфраструктурой, доля тяжелой высоковязкой нефти, обводненных и низкопроницаемых горизонтов.
Предполагается, что доля трудноизвлекаемой нефти в структуре добычи к 2025 г. увеличится до 10% и будет продолжать возрастать. Для решения этой проблемы необходима дальнейшая активизация геологоразведочных работ на углеводородное сырье, в том числе в малоизученных регионах, расширение внедрения новых технологий разработки нефтяных месторождений, в особенности, трудноизвлекаемой нефти, развитие транспортной инфраструктуры. Все это требует привлечения значительных инвестиций.»


Напомню: это не очередной ужастик из блога какого–нибудь нытика–поравалитика. Это Государственный отчет Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Отметим, что «горизонт событий» указан все тот же: 6–8 лет считая с 2018 года

Хотя без нелицензированной конспирологии в нашем деле никуда.
//Конспирология Вкл.
Попробуйте найти на сайте Минприроды вышеупомянутый отчет, кроме как по приведенной выше прямой ссылке. Отчет должен быть вот тут, вместе с таковыми за предыдущие года. Но — нету! А в июне — был. Вполне может быть, что кому–то не понравились данные и выводы. Помните, как аналитиков Sberbank CIB уволили за отчет про «Газпром», из которого следовало, что «Газпром» работает исключительно в интересах строителей газопроводов? То–то же.
//Конспирология Откл.

Кстати, кто не читал тот скандальный отчет — можете почитать вот тут. Не факт что пролежит долго, так что интересующимся лучше скачать прям сейчас.

У вас еще остались вопросы, зачем прям сейчас понадобилось повышать НДС и пенсионный возраст?

На КДПВ: падение добычи халявной нефти в Западной Сибири, из отчета Vygon Consulting



█▓▒░ Эпизод 8. Срочно в номер!

Похоже, что из маргинального конспиролога–всепропальщика я становлюсь мейнстримным аналитиком. Не успел я привести отчеты профессионалов, как министр энергетики РФ Александр Новак на совещании у премьер–министра Дмитрия Медведева (официальное мероприятие на высшем уровне) выдал потрясающие цифры и факты, о чем сообщило ТАСС (официальное государственное информационное агентство). Приведу выдержки из доклада, курсивом.

«Если ничего не менять, мы можем столкнуться с негативными последствиями уже скоро. В 2018 году ожидаем 553 млн. тонн, на пик выйдем в 2021 году — 570 млн. После чего может начаться постепенное снижение, и в 2035 году мы можем снизить добычу до 310 млн. тонн, то есть потерять 243 млн. тонн, или 44% общей добычи.»

Если сохранить при этом внутреннее потребление нефти — то экспорт (46% от добычи в 2018) обнулится. Если сохранить экспорт — то внутреннее потребление уменьшится примерно в 9 раз. Чего предпочитаете?

«За последние 10 лет средний дебит скважин снизился на 4%, при этом бурить приходится почти в два раза больше. Капитальные затраты выросли в 2,8 раза, а стоимость добычи одной тонны нефти — в 2,4 раза.»

И это на месторождениях, разведанных и освоенных давным–давно!

«Особенно остро эта проблема стоит в Западной Сибири, которая является основным добывающим регионом в России. При сохранении текущей ситуации добыча в регионе с нынешних 330 млн. тонн может снизиться до 180 млн. т. к 2035 году, а при пессимистичном сценарии — до 146 млн. тонн.»

При этом о физическом исчерпании запасов нефти в стране даже и речи быть не может. Нефти полным–полно! Вот только считать затраты на разведку и освоение нулевыми уже не получается — и добыча за пределами «условно–бесплатных» месторождений не ведется.

«Порядка 50% доказанных запасов нефти в ХМАО не вводится в разработку при текущей налоговой системе. Из запасов в 11,2 млрд т — 33% извлекаемые, из них в разработке только 900 млн т. 54% — это браунфилды, из них не вводится 3,4 млрд т

Как видим, не вводятся даже те, где разведка не требуется. И даже части уже освоенных месторождений (браунфилды). Про регионы, где нефть даже и не искали еще — и говорить нечего.

Ключевая причина — текущая налоговая система.
«В России один из самых высоких налогов на нефтяную отрасль в мире, это затрудняет стимулирование добычи. В среднем компании платят около 68% от выручки»

На самом деле, добычу можно не только не уменьшать, а и увеличить! Но для этого нужно снизить налоговую нагрузку на отрасль.

«Минэнерго и Минприроды подготовили перечень из шести типов льгот для нефтяников для стимулирования добычи нефти, что приведет по плану министерств к росту инвестиций в отрасль и увеличению поступлений в бюджет.»

Подробный список мероприятий можете почитать сами. Отметим лишь, что «увеличение поступлений» — заявление весьма лукавое. Потому что снижение налогов приведет к потерям бюджета куда большим. Близким к потерям по варианту «ничего не менять».

О какой сумме потерь бюджета идет речь? Может, там такие копейки, что, например, повышение НДС на 11% их перекроет? Насколько экономика РФ зависит от нефти и газа — можете изучить с цифрами и фактами здесь. А насколько упадет поступление налогов?

Пожалуй, впервые мы услышали официальную цифру.

«Общий объем налогов может упасть на 3,3 трлн. рублей в год, а инвестиции — на 1,3 трлн. Это неизбежный результат удорожания добычи, избыточно высокого налогообложения»

Это, минуточку, 22% от бюджета–2020. Для сравнения, повышение НДС с 18% до 20% даст бюджету всего 620 млрд. руб. в год, или примерно в 5 раз меньше. Причем, если нефтедоходы могут падать много лет монотонно, то повышать монотонно и ежегодно НДС, очевидно, не получится.

Есть вариант оставить все как есть, уменьшить объем добычу и поступления в бюджет. Есть вариант снизить налоговую нагрузку на отрасль, сохранить добычу и все равно уменьшить поступления в бюджет. Варианта сохранить поступления в бюджет, а тем более вернуться в «сытые нулевые» — увы, НЕТ.

А теперь опять побуду «нелицензированным конспирологом»

Есть ли примеры последствий падения добычи нефти в два раза в патерналистском государстве? Если доходы населения падают на растущих ценах на нефть и объемах добычи — что будет, когда бюджетные поступления упадут?

Есть такой пример. Прямо онлайн. Венесуэла. На КДПВ — график добычи нефти в Венесуэле по годам. Наглядная иллюстрация конца социалистического халявного счастья.



На тему экономики и вообще жизни в Венесуэле — предлагаю погуглить самостоятельно. Отмечу всего один фактик: оттуда свалило уже 12,5% населения. При этом Венесуэла занимает первое место в мире по разведанным запасам нефти. Не помогло.

█▓▒░ Эпизод 9, или Поддержка нефтяников из госбюджета

Не знаю, знакомился ли саудовский наследный принц с докладом министра энергетики РФ, приведенным в предыдущей части. Но оценки он дает практически такие же. А именно: через 19 лет экспорт нефти из РФ значительно снизится, или вовсе прекратится. (некоторые СМИ некорректно перевели его слова как «прекращение добычи нефти»).

Хотя президент и совладелец «Лукойла» Вагит Аликперов с министром не согласен. Он заявляет, что добыча нефти в РФ находится на пике прямо сейчас (осень 2018).

Повторюсь: такие сообщения перестали быть уделом маргиналов и стали обычной риторикой официаьных лиц. Также повторюсь: предсказанное падение объемов добычи основано на условиях налоговой нагрузки на отрасль «как есть» и может быть предотвращено, или как минимум смягчено. А вот прекращение финансирования нефтянкой страны — есть объективная и неизбежная реальность.

На днях случился первый и весьма важный прецедент. А именно — нефтяные компании в 2019 получат из федерального бюджета 630 млрд. руб. компенсации. Это примерно столько же, сколько получит бюджет от повышения НДС. Впервые не нефтяники кормят страну, а все работающие жители страны скинулись для поддержки нефтяников.

Щедрость эта предназначена компенсировать убытки нефтяников от продажи от бензина внутри страны по фиксированным рублевым ценам, по сравнению с продажей на экспорт. Убытки резко выросли по причинам 1) роста до исторического максимума цены бочки нефти в рублях, и 2) «налогового маневра» — снижения экспортных пошлин и повышения налогов на добычу. Как можете заметить, Минфин был твердо уверен в значительном росте поступлений в бюджет от такого маневра. Однако реальность, как водится, оказалась совершенно другой.

Однако дотациями на бензин дело не ограничится. Нефтяники потребуют более серьезной поддержки отрасли в будущем. Поддержка, очевидно, заключается в безусловном снижении налоговой нагрузки на отрасль.

Масштабы поддержки (суть снижения налогообложения) по состоянию «на сейчас» приведены на КДПВ (до 2018 включительно — фактические значения, с 2019 — плановые по состоянию на сентябрь 2018). Отметим 2017 как момент окончания сытой жизни нахаляву. А вот достоверность мечт Минфина на будущее — можете оценить по фактической ситуации с дотациями за бензин.

█▓▒░ Что за краем нефтегазового горизонта?

Так называется исследование инвестиционной активности Топ–200 российских компаний, проведенное журналом «Эксперт».

Рекомендую прочитать исследование целиком. А тут приведу небольшую подборку фактов.
— В стране только 20 компаний, инвестирующих больше миллиарда долларов в год
— За 2012–2017 200 крупнейших инвесторов вложили в РФ порядка 33,5 трлн.руб. (порядка 100 млрд долларов в год, считая по текущему курсу). Из них 19 трлн. — нефтегазовые компании.
— Чтобы войти в Топ–200 инвесторов, нужно всего 6,5 млрд. рублей инвестиций за 5 лет (или 20 млн. долларов в год). Это уровень не глобальных корпораций, а среднего бизнеса.
— Вся российская обрабатывающая промышленность делает столько же инвестиций в год, сколько один концерн Airbus
— Больше половины инвестиций сделаны компаниями с госучастием (хотя по выручке их нет в Топ–10).
— Инвестиции в розничную торговлю примерно равны инвестициям в обрабатывающую промышленность. «Ростех» (суть оборонка) инвестирует больше, чем все остальные компании обрабатывающей промышленности из Топ–200 вместе взятые.

Судя по инвестициям, за нефтегазовым горизонтом в РФ нет ничего. Ископаемые ништяки — наше все, а обрабатывающая промышленность — вымирающий вид деятельности в РФ.
16 Tons

«Две королевы»

Разбирать этот фильм с точки зрения его сюжета вряд ли имеет смысл. Ещё одна попытка посмертной реабилитации Марии Стюарт, когда, по причине лёгкости задачи, напрягаться вообще не надо, — сам материал делает всё работу. (Стоит, впрочем, отметить нечастую удачу отечественных прокатчиков, когда местное название лучше оригинального «Мария, королева шотландцев», ибо, при всей значимости для картины главной героини, её английская антагонистка выступает равновеликим спарринг-партнёром).

И действительно, как не проникнуться симпатией к молоденькой Марии, которая вынуждена променять belle France на далёкие северные пустоши, населённые мрачными дикарями, чтобы быть преданной своими подданными, обманутой венценосной родственницей, а затем, после долгих лет заключения, казнённой, тем более что авторы используют нехитрый кунштюк, не состаривая героиню: на плаху ложится юная и прелестная девушка, а не измождённая тётка сорока пяти годов…

Однако в этом совместном британо-американском творении, которое можно вполне пропустить, ибо сколько было и ещё будет экранных житий шотландской мученицы, есть весьма важная составляющая, к которой стоит присмотреться внимательнее, ибо «Две королевы», как это ни печально, приоткрывают нам то, что станет кинематографическим, а значит, и идеологическим мейнстримом буквально завтра. И ожидающие нас установки приятными не назовёшь.

Во-первых, чёткое и неуклонное расовое разнообразие. Чернокожие, азиаты, мулаты наполняют английский и шотландский дворы XVI века, оказываясь не только шутами, но вполне себе влиятельными и важными людьми.
На первый взгляд, полный бред и циничное искажение исторической правды. Но если задуматься, весьма дальновидно: через несколько лет публика будет уверена, что негры были органической частью Европы чуть ли не с античности, да и вообще из двух королев одна просто обязана быть с небелой кожей.

Во-вторых, обязательное присутствие содомитов, которые опять же не часть фона, но одна из пружин сюжета. Соответственно, степень прогрессивности персонажа определяется его отношением к секс-меньшинству. Для Марии Стюарт гомосексуализм — это естественное проявление человеческой природы, потому она хорошая. Всё остальные, кто не одобряет и презирает первертов, косные, отсталые, кровожадные скоты.

В-третьих, тотальное неприятие мужского мира с его, как теперь выяснилось, токсичной маскулинностью: две прекрасные королевы, Елизавета и Мария, которые намерены принести своим странам процветание и покой, стали жертвами интриг собственных подданных-мужланов, в результате чего оказались по разные стороны баррикад, а их союз мог бы переменить историю Британии.

В-четвёртых, отказ от прежних представлений о приличиях. Менструальные выделения – это приемлемо и нормально, «а чё таково — все девочки делают это». Кунилингус — единственная достойная форма женского удовлетворения, прочие, более традиционные, связаны с мужским насилием, доминированием, а потому — унизительны и отвратительны.

В-пятых, никакой услады для мужского шовинистического глаза. Женщины более не раздеваются: их тело не предмет для объективации, да и менее удачно сложенных сестёр совершенство чужих форм может задеть. Зато хватает обнажённых юношей со смазливыми физиономиями: Адонис деву не фрустрирует.

В-шестых, религия — самое главное, самое фундаментальное, самое мерзкое зло. Мало изначального конфессионального разлома: прекрасная католичка в стране унылых протестантов, его надо усилить, показав поехавшего крышей фанатика Джона Нокса, посмевшего отпускать мизогинические соображения, а затем подбивающего паству на бунт против блудницы и мужеубийцы.

Короче, если сложить всё это в один пазл, то рука сама собой тянется к дробовику и самое время записываться в отряды партизан-традиционалистов, чтобы притормозить подступающий дивный новый мир где-нибудь на границе континентальной Европы — острова уже не спасти.

И это, как бы ни хотелось утешать себя, уже не паранойя, поскольку в рекламной блоке, предварявшем показ «Двух королев», можно было обнаружить семейную драму «Стёртая личность» про подростка-гомосексуалиста, которого родители сначала пытаются исправить, поместив в коррекционный центр (де-факто концлагерь), а потом раскаиваются и принимают таким, какой он есть: гордимся, что ты заднеприводный, сынок.

Враг реально уже у наших ворот.

█▓▒░ © Денис Чукчеев
16 Tons

Романов и Путин: спектакль по-русски #1

«Бывали хуже времена, Но не было подлей» (Некрасов Н.А.)

Глава I. САМ СЕБЕ РЕЖИССЕР

Кого только не сватали Путину в протагонисты! — и Наполеона (Павловский), и Сталина (Радзинский), и де Голля со Столыпиным (Саква), и даже Шеварднадзе (Бушин). При этом отчего-то остался без внимания Государь Император Николай I Незабвенный. Совершенно напрасно: аналогий тут, как говна за баней. И главная из них — спектакулярность, в высшей степени свойственная и николаевской, и путинской эпохе. Поэтому все нижеследующее — развернутый комментарий россиянина к некоторым тезисам Ги Эрнеста Дебора, великого исследователя социальных шоу. Заранее предупреждаю: сенсаций не будет да и быть не может; речь пойдет о вещах общеизвестных. Впрочем, уголь, селитра и сера безобидны лишь по отдельности. Вместе они превращаются в порох.

УЗНАЕШЬ БРАТА КОЛЮ?

Все авторитарные режимы в чем-то похожи, поскольку набор политических сценариев в условиях единовластия ограничен. Но путинская Россия — удивительно точный слепок с России николаевской. Вот, пожалуйста, сравниваю экспромтом…

И при Романове, и при Путине экономика наша носила исключительно сырьевой характер (хотя иной она вообще никогда не была). Вся разница — в статьях экспорта: тогда мы главным образом вывозили хлеб, сейчас — нефть. И подсели мы на это дело крепко, как наркот на иглу: чем дальше, тем больше. Если в 1805 экспорт зерна составлял 12,8 миллиона пудов, то в 1855 — 69,2 миллиона. Та же хуйня происходит на наших глазах: в первом полугодии 2004 Россия вывезла 101 миллион тонн нефти, а в первом полугодии 2005 — 115 миллионов.

И при Романове, и при Путине гражданское управление превратилось в военное. В николаевские времена генералы руководили 41 губернией из 53. В первом составе путинских полпредов было лишь двое штатских. К власти в регионах мало-помалу приходят военные: Шпак, Громов, Шаманов и проч.

И при Романове, и при Путине отсутствовала внятная кадровая политика. Князь Вяземский писал: «Правительство… неохотно определяет людей по их склонностям, сочувствиям и умственным способностям. Оно полагает, что и тут человек не должен быть у себя, а все как-то пересажен, приставлен, привит наперекор природе и образованию». То же самое наблюдаем сейчас: директор мебельного магазина становится министром обороны, физик — председателем Центризбиркома и проч.

И Романов, и Путин были озабочены поисками национальной идеи. В николаевские времена таковой стала «официальная народность». Путин воскресил эту теорию после незначительного косметического ремонта.

И Романов, и Путин инициировали беспрецедентный рост управленческого аппарата. За 30 лет романовского правления количество чиновников возросло в 4,5 раза, за 7 лет путинского — в 1,7 раза.

И при Романове, и при Путине был отмечен столь же беспрецедентный рост коррупции. В николаевскую эпоху не брали взятки лишь 3 губернатора из 53. В 2005 оборот средств на российском рынке деловой коррупции в 2,66 раза превысил доходы федерального бюджета.

И Романову, и Путину в наследство досталась чеченская проблема. Правда, Романов воевал, чтоб ликвидировать непокорный анклав между метрополией и Закавказьем. Путин ведет войну во имя абстракций.

И Романов, и Путин продемонстрировали редкую нетерпимость к инакомыслию. Политэмигранты обеих эпох отчего-то оказывались в Лондоне: что Герцен с Огаревым, что Березовский с Закаевым.

Владимир Владимирович! Узнаете брата Колю?
Collapse )
16 Tons

Романов и Путин: спектакль по-русски #2

Принято считать, что исторического знания нас лишили большевики — ей-Богу, сущая хуйня. Россия этим знанием практически никогда не обладала. Отечественную историю не переписывал только ленивый. Ко времени Николая I ее, болезную фальсифицировали как минимум четырежды: сперва этим занялась Русская православная церковь, чтобы прикрыть свою обосранную задницу; затем — Романовы, чтобы подтвердить свою легитимность; после них — Миллер, чтобы утвердить норманнскую теорию; а потом — Карамзин, чтоб доказать «необходимость самовластья и прелести кнута». Как тут не вспомнить максиму Гегеля: история есть политика, обращенная вспять? Но в наше время история искажается даже без намека на политическую целесообразность, ради самого искажения. В ход идет все: домыслы Разумовского, вымыслы Фоменко и Носовского — нам, татарам, одна хуйня, лишь бы от правды подальше. Давеча вот заместитель генерального прокурора Колесников делился с парламентом ценнейшей информацией: изначально Коран был написан на скифском языке, да и землю пахать англичане научились у скифов… Оценили репризу?

Думаете, герои наши остались в стороне? Хрен по деревне, два по селу. И государь император, и господин президент, как умели, приложили руку к фальсификации русской истории.

«Господу подвластно только будущее, император же способен изменять прошедшее!» (А. де Кюстин «Россия в 1839 году»).

В 1836, послушав оперу «Жизнь за царя», Николай Павлович пожелал, чтоб история Ивана Сусанина попала в школьные учебники — до того по душе пришелся монарху костромской, куды не на хуй, патриот. Более того, в 1851 Сусанину поставили памятник. Едва ли не одновременно с тем Н. Костомаров доказал, что история эта — чистой воды легенда. Ивана сына Осипова замочили по пьянке казаки-мародеры. После зять его Богдан Сабинин пронюхал, что царь-батюшка оделяет деньгами пострадавших от поганых ляхов, и сочинил соответствующую мелодраму. Новой династии нужна была своя мифология, и Михаил Феодорович пожаловал челобитчикам деревню Коробово и освобождение от податей на вечные времена. Да присовокупил к наградам грамоту: «Иван, ведая про нас, великого государя, где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерные пытки, про нас, великого государя, тем польским и литовским людем, где мы в те поры были, не сказал, и польские и литовские люди замучили его до смерти». И кого в итоге чтим, PR-героя?

В 2002 Владимир Владимирович объявил День защитника Отечества выходным, и тем самым лишний раз подчеркнул значимость 23 февраля. Однако 23 февраля 1918 года красные матросы во главе с товарищем Дыбенко получили от немцев таких пиздюлей, что рвали когти из-под Пскова до самой Гатчины, где отбили у железнодорожников цистерну спирта и нажрались с горя. Псков был сдан. Дыбенко угодил в ревтрибунал, где его обвинили в херовом руководстве войсками (а хули еще ждать от бывшего прапорщика?), в потворстве пьянству и необоснованных расстрелах. Немцы выкатили большевикам крутую предъяву: отторжение Польши, Прибалтики и части Закавказья, превращение Украины в германский протекторат и выплату аж 6 миллиардов марок контрибуции. На заседании ЦК РСДРП (б) Ленин не допустил даже прений по вопросу. В протоколе говорится: «Тов. Ленин считает, что политика революционной фразы окончена. Если эта политика будет продолжаться, то он выходит из правительства и из ЦК». Ультиматум подействовал: ЦК большинством голосов принял кабальные условия германского командования. Ебена мать, что празднуем-то, капитуляцию?
Collapse )
16 Tons

Романов и Путин: спектакль по-русски #3

СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

Самодержец в России никогда не выходит из моды. Но светлый этот образ ежедень поганят чиновники: воруют, блядины дети! Оттого с нашей политической сцены никогда не сойдет оперетка «Борьба с коррупцией».

Власть и бюрократия в обществе спектакля скованы одной цепью и связаны одной целью. Потому ни Романов, ни Путин всерьез не посягали на традицию кормления от государственной должности. Борьба с коррупцией в обе эпохи выглядела на редкость театрально. Н.П. велел сорвать с флигель-адъютанта Дадиани аксельбанты и законопатил его в крепость за злоупотребления в Грузии. В.В. отдал под суд «оборотней в погонах» — генерала Ганеева со товарищи. Ребятишкам, ясен хрен, просто не повезло: их назначили козлами отпущения. Но это никак не задело фундамента коррупционных процессов — круговой поруки и взаимного амнистирования. Ибо наша власть, ебись она насквозь, неосознанно или сознательно следует заповеди бывшего парагвайского диктатора Стресснера: «Надо поощрять коррупцию: коррупция рождает сопричастность, а сопричастность рождает преданность».

В николаевской России безоговорочным принципом назначения на высшие должности была родственная протекция. Барон Корф писал:
«Все председатели департаментов в Государственном совете были в родстве между собою. Князь Васильчиков, председатель общего собрания самого Госсовета, граф Левашов, председатель департамента законов и исправляющий ту же должность в департаменте дел Царства Польского, были женаты на родных сестрах… В департаменте военном состоял председателем граф Толстой, их дядя, и, наконец, в департаменте гражданском занимал эту должность Кушников, также близкий их родственник» (Цит. по: В. Балязин «Неофициальная история России. Отец и сын: Николай I — Александр II»).

Те же самые принципы исповедует наша нынешняя верхушка. Вице-президент «Газпромбанка» — С. Иванов, заместитель гендиректора Дальневосточного морского пароходства — П. Фрадков, вице-президент «Внешторгбанка» — С. Матвиенко, советник председателя совета директоров «Роснефти» — А. Патрушев. Вам что-нибудь говорят эти фамилии?

Судя по отчетам III Отделения, взятки при Николае Павловиче не брали лишь 3 губернатора из 53. Даже во время Крымской кампании провиантским чиновникам не в падлу было пиздить харчи у действующей армии — кому война, а кому мать родна.

Современные исследования рынка российской коррупции рисуют еще более впечатляющую картину. По оценке фонда «ИНДЕМ», в 2001 объем рынка деловой коррупции был на треть меньше доходной части федерального бюджета, а в 2005 превысил доходы федерального бюджета в 2,66 раза. В рейтинге Всемирного банка развития по признаку контроля над коррупцией Россия заняла на редкость почетное 151-е место — по соседству с Нигером, Замбией и Угандой.

И при Романове, и при Путине крупный коррупционер максимально приближен к власти, а потому безнаказан.
Collapse )